наглядный пример кассового разрыва. знакомая учительница жаловалась: "Сыну надо букет на 1 сентября покупать. Блин, к 11 утра у меня у самой этих букетов будет полный багажник, всех сортов и видов. Но у сына линейка в 9 утра. Придется покупать. Обидно, блин"

 

Военным положен бесплатный проезд в отпуск или по служебным делам.

Солдатам и сержантам - в плацкартном, прапорщикам, лейтенантам, капитанам и майорам - в купейном, подполковникам и полковникам - в мягком купейном, а генералам - в двухместном спальном.

Теперь отгадайте - кто в генеральном штабе писал проект директивы о проезде военнослужащих?

Конечно - подполковник.

Ведь логично было бы распределить купе по группам, на которые испокон века по уставу делятся военные - солдаты и сержанты, младшие офицеры - от прапорщика до капитана, старшие офицеры - от майора до полковника и генералы. Но... майоров почему-то оставили в жестком купейном, а подполковников и полковников облагодетельствовали мягким вагоном.

 


 

Было мне тогда 15 лет. Учился я в школе и работал в колхозе. Зимой работал время от времени, летом — наравне с мужиками. Поэтому, когда на обсуждение встал серьезный вопрос, то на собрание позвали и меня. Дело вот в чем было: в конце августа каждый год наш колхоз отправлял в город Запорожье одного человека на две-три недели торговать арбузами. Конец августа приближался, и нужно было решить, кто из мужиков поедет в этом году торговать арбузами.

Cидят мужики в клубе. Пора горячая — уборка в разгаре, а мужикам не до уборки. Спорят все, кричат. Председатель предложил на арбузы зятя своего Сережку послать. Первые ряды молчат, а с задних рядов свистят, стучат ногами и скамейками. Председатель ставит вопрос на голосование. Разгорячился он, голову теряет. В таких случаях нужно сначала спросить: «Кто против?» Никто, конечно, не поднимет руку. Тогда и голосованию конец, значит, все согласны. Но председатель по ошибке спрашивает: «Кто за?»

— Кто за? — повторяет председатель.

А зал молчит. Ни одна рука вверх не поднялась. Просчитался председатель. Не так вопрос поставил. Сережку, зятя председателева, нельзя посылать, значит. Махнул он рукой: сами тогда решайте. Опять шум и крик. Все с мест повскакивали. Снова все недовольны.

А я в углу сижу. О чем люди спорят, никак в толк не возьму. Те мужики, что в прошлые годы арбузами торговать ездили, уверяют всех, что работа эта опасна: шпана на базаре зарезать может. Если ошибешься в расчетах, милиция арестует или придется потом с колхозом своими собственными деньгами рассчитываться. Но странное дело, ни один из них, раньше торговавших, вроде бы и не очень упирается, если его на эту опасную неблагодарную работу вновь выдвигают. Зато все остальные сразу ногами топают и кричат, что он мошенник и плут, что от него только убыток колхозу.

Опять же странно, если работа опасная и неблагодарная, отчего его и не сунуть на эту работу вместо себя. Но нет. Не пускает колхозное собрание ни одного из названных. Все новых кандидатов называют. И все так же решительно собрание их отклоняет. Чудеса. Нет бы первого, кого председатель назвал, и послать на это проклятое место. Всем бы облегчение. Так нет же, никому не хочется посылать туда ни врага своего, ни друга, ни соседа. Такое впечатление, что каждый сам туда норовит попасть, да другие его не пускают: "а коли я туда не попал, так и тебя не пущу". Спорили, спорили, утомились. Всех перебрали. Всех отклонили.

— Кого ж тогда? Витьку, что ли? Мал еще.

Но мужики на этот счет другое мнение имели. Я им не равен ни по возрасту, ни по опыту, ни по авторитету, для мужиков вроде бы как никто. И послать меня — означало для них почти то же самое, что не послать никого. "Пусть Витька едет, рассуждал каждый, лишь бы мой враг туда не попал". Так и порешили. Проголосовали единогласно. Председатель и даже зять его Сережка-и те руки вверх подняли.

Привезли меня в город два лохматых мужика в три часа ночи. Вместе мы арбузы разгрузили, уложили их в деревянный короб у зеленого дощатого навеса, в котором мне предстояло проработать шестнадцать дней и проспать пятнадцать ночей. В пять утра базар уже гудел тысячами голосов. Мужики давно уехали, а я один со своими арбузами остался. Торгую. Из-за прилавка не выхожу. Стесняюсь. Ноги босые, а в городе никто так не ходит. Торгую, судьбу проклинаю. Еще меня никто и резать не собирается, а жизнь уж в моих глазах меркнет. Арбузы у меня отменные. Очередь у прилавка огромная. Все кричат, как на колхозном собрании. А я считаю. Цена моим арбузам — 17 копеек за килограмм. Это государственная цена, отклониться от нее — в тюрьму посадят. Считаю. Математику я любил. Но ничего у меня не получается. Весит, допустим, арбуз 4 кг 870 граммов, если по 17 копеек за килограмм брать, то сколько такой арбуз стоит? Если б толпа не шумела, если б та баба жирная меня за волосья ухватить не норовила, то я мигом бы сосчитал. А так ни черта не получается. Ни карандаша, ни бумажки с собой нет. Откуда знать было, что потребуется?

Толстые женщины в очереди злятся на медлительность, напирают на прилавок. Те, что уже купили, в сторонке сдачу подсчитывают, снова к прилавку подбегают, кричат, милицию вызвать грозятся. А арбузы самые разные, и вес у них разный, и цена разная, а копейка на доли не делится. Вспомнил я слова мужиков на собрании: просчитаешься, потом с колхозом своими деньгами расплачиваться будешь. А откуда у меня свои деньги? Ни черта у меня не получается. Я толпе кричу, что закрываю торговлю. Тут меня чуть не разорвали. Уж больно арбузы хорошие. А напротив меня в лавочке старый еврей с косматыми белыми бровями сидит, шнурками торгует. Смотрит он на меня, морщится, как от зубной боли. Невыносимо ему на эту коммерцию смотреть. То отвернется, то глаза к небу закатит, то на пол плюнет.

Долго он так сидел, мучился. Не выдержал. Закрыл лоточек свой, встал со мной рядом и давай торговать. Я ему арбузы кидаю, на которые он длинным костлявым пальцем указывает, он взвешивает, подает, деньги принимает, сдачу отсчитывает, мне на следующий пальцем тычет, да еще и улыбаться всем успевает. Да и тычет не на всякий арбуз, а с понятием: то меня на самый верх кучи гонит, то к основанию, то с другой стороны кучи забежать мне приходится, то обратно вернуться. А он всем улыбается. Ему все улыбаются, Все его знают. «Спасибо, дядя Миша», — говорят. За час он всю очередь пропустил. А куча наполовину уменьшилась. Только мы с очередью управились, он мне кучу денег вывалил: трешки мятые, рубли рваные, коегде и пятерки попадаются. Мелочь звенящую он отдельной кучкой сложил, сдачу чтоб давать.

— Вот, — говорит, — выручка твоя. В правый карман ее положи, тут достаточно, чтобы с твоим колхозом за сегодня рассчитаться. А все, что сегодня еще выручишь, смело в свой левый карман клади.

— Ну, дядя Миша, — говорю, — век не забуду!

— Это не все, — говорит. — Это я только практику преподал, а теперь теорию слушай. Принес он лист бумаги. Написал цены на нем: 1 кг - 17 копеек, 2 кг - 34… и так до десяти. Но с килограммами у меня проблемы не было, с граммами проблема. Вот и их он отдельным столбиком пишет: 50, 100, 150…

— Копейка на доли не делится, поэтому за 50 граммов можно ничего не взять, а можно взять целую копейку. И так правильно, и так. За сто граммов можешь взять одну копейку, а можешь две копейки взять. С хорошего человека всегда бери минимум, а с нормального человека всегда бери максимум. Быстро он мне цены пишет… 750 — минимум 12 копеек, максимум - 13

— Как же вы, дядя Миша, так считаете быстро?

— А я не считаю, я просто цены знаю.

— Цены же меняются!

— Ну и что, — говорит, — если завтра тебе по 18 копеек прикажут продавать, значит, например за 5 килограммов 920 граммов можно взять минимум рубль и шесть копеек, а максимум — рубль и восемь копеек. Граммы тоже округлять нужно для хорошего человека в сторону минимума, а для нормального-в сторону максимума. Хорошему человеку хороший арбуз давай. Нормальному человеку — нормальный.

Как хороший арбуз от нормального отличить — я знаю. У хорошего арбуза хвостик засушен, а на боку желтая лысинка. А вот как хороших людей от обычных отличить? Если спрошу, ведь он смеяться будет. Вздохнул я, но ведь и мне когда-то ума набираться надо, — и спросил его… От этого вопроса он аж присел. Долго вздыхал он, головой качал, глупости моей удивлялся.

— Заприметь хозяек из окрестных домов, тех, которые у тебя каждый день покупают. Вот им и давай лучшие арбузы да по минимальной цене. Их немного, но они о тебе славу разносят, рекламу тебе делают, мол, честный, точный и арбузы сладкие. Они тебе очередь формируют. Раз две-три возле тебя стоят, значит, десять других вслед им пристроются. Но это уже покупатели одноразовые. Им-то и давай обычные арбузы похуже, а бери максимум с них. Понял?

Картон с ценами он над моей головой приладил. Со стороны не видно, но стоит мне голову вверх задрать, вроде цену вычисляя, — все цены передо мной. Так и пошла торговля. Быстро да с доходом. Хороши арбузы! Ах, хороши! Подходи, налетай! Через день окрестные домохозяйки меня узнавать стали. Улыбаются. Я им арбузы по минимальной цене — улыбаюсь. Всем остальным — по максимальной, тоже улыбаюсь. С одного покупателя — доли копеечки. С другого тоже. Вдруг я понял выражение, что деньги к деньгам липнут. Не обманывал я людей, просто доли копейки в свою пользу округлял, но появились в моем левом кармане трешки мятые, рубли рваные, иногда и пятерки. Подсчитаю доход — все лишние деньги у меня. Сдам колхозу выручку, а в моем собственном кармане все прибывает. Появилась в кармане хрустящая десятка. Пошел я к дяде Мише, протягиваю.

— Спасибо, дядя Миша, — говорю. — Научил, как жить.

— Дурак, — говорит дядя Миша, — вон милиционер стоит. Ему дай. А у меня и своих достаточно.

— Зачем же милиционеру? — дивлюсь я.

— Просто так. Подойди и дай. От тебя не убудет. А милиционеру приятно.

— Я же преступления не совершаю. Зачем ему давать?

— Дай, говорю, — дядя Миша сердится. — Да когда давать будешь, не болтай. Просто сунь в карман и отойди.

Пошел я к милиционеру. Суровый стоит. Рубаха на нем серая, шея потная, глаза оловянные. Подошел к нему прямо вплотную. Аж страшно. А он и не шевелится. В нагрудный карманчик ему ту десятку, трубочкой свернутую, сунул. А он и не заметил. Стоит, как статуя, глазом не моргнет. Не шелохнется. Пропали, думаю, мои денежки. Он и не почувствовал, как я ему сунул.

На следующее утро тот милиционер снова на посту: «Здравствуй, Витя», — говорит.

Удивляюсь я. Откуда б ему имя мое знать?

— Здравствуйте, гражданин начальник, — отвечаю.

А каждый вечер машина из колхоза приезжала. Отвалят мужики две-три тонны арбузов на новый день, а я за прошедший день отчет держу: было ровно две тонны; продал 1816 кг, остальные не проданы — битые и мятые, их 184 кг. Вот выручка — 308 рублей 72 копейки. Взвесят мужики брак, в бумагу запишут, и домой поехали. А я битые арбузы корзиной через весь базар на свалку таскаю. За этим занятием меня дядя Миша застал. Охает, кряхтит, моей тупости дивится:

— Отчего ты тяжелую грязную работу делаешь, да еще и без всякой для себя прибыли?

— Какая от них польза? — удивляюсь я. — Кто же их, гнилые да битые, купит?

Опять он сокрушается, глаза к небу закатывает.

— Продавать, говорит, их не надо. Но и таскать их на свалку тоже не надо. Оставь их, сохрани. Придет завтра контроль, а ты их и покажи второй раз, да вместе с теми, что завтра битыми окажутся. Продашь ты завтра допустим 1800 кг, а говори, что только 1650

Так и пошло.

— Не увлекайся, — дядя Миша учит. — Жадность фраера губит.

Это я и сам понимаю. Не увлекаюсь. Если 150 кг в день у меня битых, я только 300 кг показываю, но не больше. А ведь мог бы и полтонны показать. На этих битых арбузах в день я по 25 рублей в свой левый карман клал. В колхозе я и в месяц по стольку не зарабатывал. Да от долей тех копеечных в карманах оседало. Да еще несколько секретов дядя Миша шепнул.

В последний вечер захватил я шесть бутылок коньяка, надел новые туфли лакированные, пошел к дяде Мише.

— Дурак, — говорит дядя Миша. — Ты, — говорит,эти бутылки своему председателю отдай, чтоб он и на следующее лето твою кандидатуру на собрании выдвинул.

 


 

Хозяин кафе, добрый и простодушный армянин Гурген, принял меня в первый раз по рекомендации своих завсегдатаев-офицеров. "Запиши его в тетрадь, Гурик, он будет ужинать у тебя постоянно!" Когда на его вопрос, как меня зовут, я ответил - "Борис", он полистал тетрадь, висевшую на гвоздике за его спиной, и задумчиво сказал: "Будешь Борис третий". На мой вопросительный взгляд он пояснил: "До тебя уже записаны два Бориса. Ты - третий. Знаешь мою систему?". Я ответил отрицательно и он, не без авторской гордости, объяснил:

- У меня ужин только двух видов - два люля-кебаба, завернутые с зеленью и турши в тонкий армянский хлеб, или пять мантов со сметаной. К ним я тебе подам стопку водки и кружку пива. Стоит этот набор всегда одинаково - три рубля. Но ты умный человек и ты понимаешь - у меня есть семья, я её содержать должен. Значит - выбирай: если хочешь, то вместо ста граммов водки я буду наливать только восемьдесят, а нет - то налью сто граммов, но - грузинской чачи. Платить надо по записям в тетради раз в месяц, в получку. Согласен?

Он был уверен, что система правильная, то есть справедливая и для клиента, и для него.

- У меня есть своя система - заявил я ему.

На его недоуменный и немного обиженный взгляд я пояснил:

- Ты мне будешь наливать сто граммов и только "Столичную", а за это я буду за каждый ужин платить не три рубля, а три тридцать.

Он возвел глаза к потолку, что-то пошептал, подсчитывая, и с радостной детской улыбкой воскликнул:

- Вах, командир, твоя система тоже правильная!

На том и порешили.

 


 

Когда снимали в горах недалеко от Тбилиси, кто-то привозил еду с собой, а кто-то ходил обедать в ресторан. Вернулись из ресторана Юсов с женой, и Юсов мне говорит:

— Мы уезжаем. Больше мы здесь работать не будем. Если грузины к русским так относятся, то и я не хочу про них кино снимать.

Выяснилось, что Юсов в ресторане заказал потроха, и ему сказали — нет. А потом пришел Дато с ассистенткой-грузинкой, и им потроха подали.

— Вадим, не горячись, — сказал я. — Что-то тут не то. Может, ты чем-то обидел хозяина?

— Ничем я его не обижал. Просто я русский.

Я пошел к хозяину ресторана.

— Уважаемый, — сказал хозяин, — посмотри в меню. Там написано: «Потроха — 37 коп.». А я потроха покупаю на базаре, мне порция обходится рубль шестьдесят. И еще накладные, то, се... Два рубля. Грузин знает и платит два рубля. А русский или латыш не знает и платит как написано — 37 копеек. Зачем я буду ему подарки делать?

Я все объяснил Вадиму. Он сначала не поверил. И вечером мы поставили эксперимент: Вадим пришел в другой ресторан и сказал официанту, как я научил:

— Принесите что-нибудь хорошее. А сколько это стоит, я знаю.

И официант кинулся выполнять заказ.

Больше у Вадима Юсова в Грузии проблем не было.

 


 

есть в экономике такая теорема Коуза, которая говорит, что при защищенных правах собственности и низких переговорных издержках собственником будет тот, кому товар нужнее, потому что он его сможет купить у любого из тех, кому он нужен меньше.

И есть такая классическая история, почему теорема Коуза не работает, если права собственности не защищены.

Вот идет Красная Шапочка и несет пирожки бабушке. Ценность пирожков для Красной Шапочки, допустим, 100 тугриков. А в кустах сидит Серый Волк, ценность пирожков для которого 10 тугриков, но он их может у Красной Шапочки отнять, потому что он крут. Когда он их отнимет, по теореме Коуза Красная Шапочка может побежать домой, взять у мамы деньги и выкупить пирожки за 11 тугриков. Эффективное распределение собственности восстановится, но ненадолго, потому что Серый Волк снова догонит Красную Шапочку и изнасилует, и снова отнимет у нее пирожки. В результате Красная Шапочка просто замотается эти пирожки выкупать, и останутся они у Волка.

На аглицкой мове это называется bleeding – право собственности как бы истекает кровью под ударами безнаказанных нарушителей, теорема Коуза курит в сторонке и горько плачет.

Если вдуматься, в России происходит это же самое: перераспределение собственности идет с офигительной скоростью, но прироста эффективности не видно. А все потому, что в России намного дешевле нарушить права собственника, чем выкупить у него собственность по его оценке плюс эпсилон. В результате собственником становится не наиболее эффективно использующий ресурс, а наиболее быковатый и распальцованный.

хочется цифры. потому что у меня мама предприниматель: куча бюрократических сложностей, но на права собственности никто не покушается. отец предприниматель, у него в силу специфики бизнеса: и бюрократических сложностей нет, и на собственность никто не покушается. куча бизнесменов успешных. и мне как-то даже интересно, неужели права собственности массово не соблюдаются?

 


 

Где-то в недрах советских военных учреждений родилась блестящая по своей простоте и эффективности схема продажи оружия.

Были созданы несколько фирм по утилизации "устаревшего военного оборудования". Им выдали лицензию по переработке старых военных автомобилей и другого военного имущества в нужные стране сталь, алюминий, латунь, свинец. Потом, каким-то таинственным способом, в той же лицензии оказались слова "... и стрелкового вооружения, патронов, мин и снарядов".

Эти фирмы, в свою очередь, открыли обычные пункты по приему черных и цветных металлов. Получили сотни тысяч патронов, десятки тысяч мин, снарядов, противотанковых гранат и многие тысячи гранатометов, автоматов и пистолетов на переработку. Потом списали их по акту, как утилизованые, отчитались медью, свинцом, алюминием и железом, собранным на пунктах вторсырья. По всей стране воруют медные и алюминиевые провода, выкапывают свинцовый кабель, пытаются даже свинчивать латунные краны газораспределительных систем, тащат что ни попадя... Потом эти пункты расформировываются, а компании по утилизации вооружений - ликвидируются.

А теперь вопрос: маньяк Чикатило - убийца пятидесяти двух человек - так вся страна следила за процессом, конец его всем известен; а кто слышал о процессах над генералами? Но ВПК, олигархи и мафия не позволят таких процессов, потому что рынок оружия приносит баснословные прибыли, и открывает дорогу новым перспективам быстрого обогащения. Потому, что это - не только возможность быстрого обогащения тех, кто стоит у распределения потоков всевозможных средств. В обстановке военной истерии возникает очень важная возможность манипуляции общественным сознанием, создания образов врага и союзника, своих и чужих, победителя и побежденного. Возможность оправдания своего непомерного богатства и обнищания других людей происками внешних и внутренних врагов, возможность назначения на ключевые посты своих людей, оправдываясь высшими интересами государства...

А это и есть - власть

 


Начну с Глазьева, предлагающего резкое наращивание инвестиций в инфраструктурные проекты.

Казалось бы, все "правильно" - зачем держать деньги в кубышке, когда можно начать строить дороги? Проблема однако в том, что инвестиции хоть и стимулируют в перспективе экономику, но только после достаточного долго цикла: сперва построить дороги, потом подтянутся строители предприятий и только потом, когда предприятия заработают, можно ожидать увеличения предложения произведенных ими товаров. Между созданием инфраструктуы и реакцией экономики на ее появление проходит немалое время. Это годы.

Между тем, деньги до строителей инфраструктуры доходят практически мгновенно и тут же выходят на рынок потребительских товаров. Даже путем плановых назначений - после строительства инфраструктуры обязательное в таком случае строительство объектов потребительской индустрии начнется намного позже, чем выплаты будут произведены. То есть объем предложения быстро не изменится, а деньги - поступят.

Результат очевиден - это "прямая инфляция", если придерживаться рыночных установок или "удушенная инфляция" - дефицит, если цены удерживать на низком уровне директивными методами.

Можно ли этого избежать?

Теоретически - да. Для этого строительство инфраструктуры должно вестись за счет переброски рабочей силы с чего-то другого из группы А да так, чтобы общие выплаты в стране оставались постоянными. Но это делает невозможным в принципе "мгновенное включение" строительства инфраструктуры, так оно оно должно осуществляться только силами работников, высвобождающихся с других направлений. А это возможно либо за счет повышения производительности труда, либо за счет закрытия "ненужных" производств средств производства или других инфраструктурных проектов, если таковые имеются. Но что сегодня в России можно безболезненно закрыть из группы А? - НИЧЕГО. Итак уже закрыто все, что можно и то, что нельзя. А повышение производительности труда - само по себе процесс медленный.

В СССР эта проблема отчасти, но далеко не полностью, решалась созданием двухконтурного денежного обращения: безналичные деньги не перемешивались с наличными, что попутно сокращало коррупционную составляющую - покупая станок, директор завода не мог конвертировать безналичные деньги, за которые он его покупал, в кеш. Однако даже в СССР проблема была существенной и (из-за удерживаемых цен), привела в конечном итоге к дефициту многих товаров. Разумеется, если вы установите госцену на уровне рыночной, то дефицита не будет. Но это лишено смысла - будет инфляция. А вот если вы попытаетесь контролировать цену и установить ее ниже рыночной, то дефицит будет непременно. На западе же роль буферного контура играет фондовый рынок.

Директивное планирование подразумевает возможность прогнозировать спрос как минимум на глубину производственного цикла, которая совсем не мала: от добычи руды, угля и нефти до производства (что тракторов, что шмоток) проходит значимое время. Кроме того, в дело вмешиваются случайные факторы - погода, например. В результате сколько-нибудь точный прогноз на практически нужные периоды просто невозможен. В рыночной экономке эти неопределенности компенсируются созданием запасов, которые уменьшаются или увеличиваются сиюминутно - в зависимости от мгновенной конъюнктуры. Но тогда необходимость в директивном планировании в значительной мере отпадает: надлежащий "безрисковый" объем запасов эффективно устанавливается эмпирически.

А почему количество товара не изменится? Если и российские производители, и зарубежные поставщики готовы в любой момент нарастить поставки. В случае инфраструктурных проектов можно в какой-то мере прогнозировать рост спроса. Небольшой лаг между ростом спроса и предложения, конечно, будет

Российские производители не могут заметно нарастить производство потребительских товаров ибо давно бы уже нарастили. Но его просто нет физически - оно разрушено. Производство физически исчезло. А восстановление - это годы. Иностранные производители потребуют долларов, в крайнем случае - юаней. А они есть в нужном количестве?

Изымать из обращения деньги несложно. Например, одной рукой давая кредиты строителям и другой рукой поддерживая ипотеку. Банки закрыли долги строителей и тянут бабки с тружеников за жилье, ГОДАМИ снижая нагрузку на потребительский рынок. Второй сюжет - при росте давления на потребительский рынок надо задуматься над товарным предложением, замкнуть контур. То есть выплеснулся какой-то кэш в виде зарплат по строительству дороги - окей - надо соответствующее количество товара, потенциально способного стерилизовать дополнительный спрос. То есть одной рукой инвестируем в инфраструктуру, а другой - в увеличение товарной массы.

Есть, помимо прочего, закон сохранения рабочей силы, действующий на коротких промежутках времени. Согласно этому закону либо вы направляете на строительство инфраструктуры не задействованные еще кадры - например, безработных или "понаехавших" - и тогда общая сумма денег у населения на руках увеличивается, а количество потребительских товаров - нет (читай текст), либо вы перенаправляете на строительство инфраструктуры людей с других участков, причем с эквивалентной зарплатой. Тогда все хорошо, но где практически таких людей взять?

"понаехи" высылают значительную часть зарплаты на историческую родину, а сами часто только едят и одеваются (скромно) - стерилизация денмассы налицо

России надо заниматься удлинением цепочек обращения - то есть усложнением экономики.

Я обращаю ваше внимание - для сложных длинных цепочек нужна высокая монетизация экономики. Денег должно быть в избытке везде; только вот "накачать" ими экономику без инфляции - задача для специалистов, а не для дегенератов.

Мало денег - плохо, много денег - плохо... Но на самом деле важна скорость увеличения денег в обороте, скорость увеличения продукции и скорость изменения скорости обращения. У экономистов тут есть элементарная ошибка. Инфляция потребительская начинается именно когда деньги поступают в карманы людей. Инфляция общая - когда деньги поступают на счета фирмам (читай - банкам). Если деньги "напечатали", но они никуда не ушли, никакой инфляции нет. Потому что нет движения. Абсолютно никакой связи между УРОВНЕМ зарплаты и инфляцией нет. Есть связь между уровнем инфляции и СКОРОСТЬЮ роста зарплаты при ПОСТОЯННОМ уровне производства.

Инфляция - это рост денежной массы, который может приводить, а может не приводить к росту цен. Дегенераты же начитались умных книжек и уверенно путают божий дар с яичницей

Кстати, а почему вы везде пишете о рисках инфляции от инфраструктурных проектов. Есть ведь и плюс - раскручивается производство в смежных областях. Экономика растет.

Вот скажем, километр дороги. Непосредственно укладчики песка, гравия, бетона и асфальта зарплату получили? - Получили. Водители, которые все это подвозили - деньги получили? - Получили. Те, кто делали бензин для машин, зарплаты получили? - Получили. Откуда взялись песок, бетон, гравий, асфальт? Дорожники купили эти самые бетон, песок, гравий, асфальт. Те, кто этот песок добывали, бетон делали, гравий дробили, асфальт обрабатывали, зарплаты получили? - Получили. И так - по всей цепочке. И ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ САМИ ТО, ЧТО ПРОИЗВЕЛИ - НЕ ПОКУПАЮТ. Они покупают только потребительские товары. Когда нибудь ПОТОМ, построенный километр дороги приведет к тому, что построят, скажем, новую мебельную фабрику, которую без дороги строить бы не стали. И в результате мебель пойдет на рынок. НО ЭТО ПОТОМ. А деньги УЖЕ пришли на рынок, когда отдачи от инфраструктуры нет. А цена устанавливается здесь и сейчас.

Вы неявно предполагаете, что вся ценность создается трудом человека (радикальный марксизм), а как же природная рента? Ведь цена машины песка не равна зарплатам всех, кто потрудился над его добычей и привозом. Также как и цена бензина не равна ЗП нефтедобытчиков нефти и рабочих нефтеперегонного завода. Я уж не говорю про акцизы. Или возьмем другой пример - строим мы завод. Там помимо стоимости зданий и сооружений - значительная часть стоимости, это оборудование. В современных условиях, оно в основном - импортное. Где инфляция в России? Мы ведь рассматриваем только российскую экономику, на иностранную нам плевать?

Инфляционным потенциалом обладают, разумеется. любые инвестиции. Но для быстроокупаемых проектов, направленных на потребительский рынок, инфляционный эффект мал. А долгосрочные проекты абсолютно эквивалентны эмиссии. Поэтому, чем дольше окупаемость, тем меньше в такие инвестиции можно вкладывать в единицу времени.

Степень непонимания экономики и, в частности, природы инфляции у публики чудовищна. Еще более чудовищно , однако то, что экономисты-академики типа покойного Львова (бывшего академика-секретаря отделения экономики РАН) или Глазьева сами недалеко ушли от этого уровня. "Теория" требует для своего понимания минимального знания математики, а именно, умения дифференцировать. К сожалению, для большинства российских экономистов даже эти элементарные математические навыки совершенно недоступны. И тем не менее...

Итак начнем. Прежде всего, зададимся вопросом, что такое инфляция и как ее измерять?

Рассмотрим некоторый период времени dt. Пусть в начале этого периода цена продукции была C(t). Предположим, что после того, как прошло время dt, установилась новая цена C(t+dt). Изменение цены за время dt составило, таким образом, величину dC=C(t+dt)-C(t). Инфляция за время dt, по определению, равна тогда относительному изменению цен:

(1)

Понятно, что удобно в кчестве меры инфляции в момент времени t использовать скорость инфляции по определению равную:

(2)

Выведем теперь основной закон рынка, связывающий цену товаров, обьем выпуска, количество денег в обращении и скорость их обращения. Это просто.

Пусть за единицу времени, в стране производится q(t) товаров (и услуг) в натуральном выражении. Тогда, за не слишком большое время T, в течение которого скорость производства товаров (и услуг) q(t) можно считать постоянной, будет произведено T*q(t) товаров. Полная цена произведенных товаров будет тогда равна просто:

(3)

Пусть теперь в вобращении находится M денег, которые совершают полный оборот за время w. Тогда за время T денежная масса M совершит n=T/w оборотов и, следовательно, обслужит товаров и услуг на сумму:

(4)

Обратите внимание на размерность коэффициента V = 1/w. Это 1/время. Например, 1/год. Или 1/месяц. Увы, экономисты РФ путаются даже в размерности этой величины, полагая ее безразмерной. Так, применительно к ВВП, величина эта по асболютному непониманию существа дела назвыается ими "коэффициентом монетизации"! Но это отдельная история.

Поскольку участвующая в расчетах сумма денег за время T равна сумме цен на произведенную ??? и, стало быть, потребленную ??? массу товаров (и услуг), мы приходим к простому равенству, известному в экономике, как уравнение Фишера:

(5)

А вот теперь, мы готовы сделать последний шаг и установить связь между темпом инфляции и всем остальным. Для этого просто надо воспользоваться определением скорости инфляции (1) и вычислить входящую в (1) производную по времени. Имеем:

(6)

И, наконец, учитывая выражение (5) для цены, имеем окончательно:

(7)

Посмотрим теперь на некоторые очевидные следствия из соотношения (7).

Само уравнение (и все выводы из него) было бы действительно, если считать все товары гомогенными - одинаково полезными, одинаково замещаемыми, одинаково простыми/сложными в призводстве и т.д. и т.п. В действительности же надо в уравнении (3) рассматривать сумму по всем товарам и ценам, что невозможно - а это в свою очередь нивелирует все последующие рассуждения. Эти равенства говорят лишь об общей тенденции, но не более того. Их, например, нельзя использовать ни для каких практических расчетов, кроме самых грубых прикидок с ошибкой в десятки процентов

Прежде всего, заметим, что это уравнение "неполно". На самом деле, скорость роста (индекс роста) производства сам зависит от уровня инфляции - как минимум через ставку по кредитам, которая выше темпа инфляции, рано как и от самого уровня цен. То есть, уравнение (7) может быть развернуто в полноценную модель экономки, если будет дополнено надлежашими "уравнениями состояния".

Однако и без этого видны главные черты: нет в природе никакой "инфляции издержек", о которой талдычат невежественные экономисты типа Глазьева.

В правую часть уравнения (7), определяющую уровень инфляции и прямо следующей из уравнения Фишера, входят исключительно

но никак не цены на товары и услуги

Нетрудно сообразить, исходя из уравнения (7), что инфляцию можно снизить РОВНО ТРЕМЯ СПОСОБАМИ -

Соответственно, к инфляции приводят: ЭТО ВСЕ. Никаких иных причин для инфляции в природе не существует. "Инфляция издержек" - не более чем иллюзия невежд, глядящих в окно и убежденных, что Земля плоская.

PS. Попутно, хотя и в связи: не вижу ничего удивительного, что именно Глазьев, именно Катасонов, именно "изборцы" - выступают за "воцерковление" России: невежество и религия неразделимы.

Есть группа А - производство средств производства, в частности, инфраструктуры. Есть группа Б - производство предметов потребления. Зарплата выплаченная работникам обеих групп обрушивается на рынок только группы Б, ибо конкретный человек не потребляет станки с программным управлением и не платит непосредственно за дороги. Поэтому инвестиции в группу А приводят к инфляции, а инвестиции в группу Б к инфляции не приводят. Но расширение группы Б, в свою очередь, ограничено наличной инфраструктурой.

Развитие инфраструктуры повышает возможности увеличения производства в БУДУЩЕМ. Но инфляционное давление производит НЕМЕДЛЕННО. Поэтому развитие инфраструктуры, чтобы оно было полезным, а не разрушало страну, может быть только достаточно медленным, чтобы вызванная этим инфляция не убила возможности развития производства.

Если 10% населения способно произвести весь товар, потребляемый 100% населения, то на какие, извините, шиши остальные 90% населения его купит? Ведь реальную зарплату получает только 10% населения. В это первыми уперлись страны с развитой экономикой. И пошли по простому пути - под тем или иным предлогом "напечатать" и раздать (или дать как бы в долг) деньги, чтобы люди купили товар. Эти деньги, пройдя цикл купли-продажи, стали накапливаться в финансовых институтах, порождая дикую спекуляцию, а на другом конце стал копиться госдолг. Инфляция в этой ситуации - параметр совершенно вторичный и характеризует только СПОСОБ циркуляции денежной массы, что, кстати видно из приводимых вами формул.

В целом - верно. Но... к чему столько писанины? Уравнение Количественной Теории Денег : M * V = P * Q. По сути - тождество. Фридман вообще считал что V - относительно постоянная величина (для США), и расписал его как M = k * P * Q.

И, тут вот что следует понимать - лаг времени: краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный. Поэтому в краткосрочном периоде времени ТАК НАЗЫВАЕМАЯ "инфляция издержек" имеет место быть: инфляционные ожидания + подорожавшая в моменте ликвидность на рынке мгновенно приводят к росту темпов инфляции. Т.е. если вы в моменте сжимаете агрегат М, то в краткосроке, ввиду подорожания ликвидности, это может привести к росту цены. В среднесрочном же периоде и долгосрочном - этот фактор нивелируется.

Другое дело, что есть ещё НЕмонетарные факторы инфляции - они присутствуют в модели КТД, но повлиять на них через эту модель вы не в состоянии: место страны в системе международного разделения труда, степень монополизации внутреннего рынка, институциональные факторы - налоговая система, учёт, правоохранительная система, СУДЫ и пр.

Спор между Глазьевым/Катасоновым и Ко с одной стороны и Кудриным/Грефом и Ко с другой носит исключительно РИТОРИЧЕСКИЙ характер. Сомневаюсь, что Глазьев идиот, ибо азы КТД прописаны в любом классическом учебнике по ЭТ: от Самуэльсона до Фишера, Дорнбуша и пр. Просто с начала 90-х пошла привычка разводить народ всякими "теориями", все равно 99,9% населения этого понять не способно. А цель этой риторики проста: ОБОСНОВАНИЕ распила бабла, т.е. распила поступающей в страну природной ренты. Глазьев и Ко хотят пилить на "Ынфраструктурных проЭктах", Кудрин и Греф - на ограничении доступа к деньгам и на играх с зарубежными фининструментами. Вот и всё.

1. V - это медленно меняющийся параметр, поскольку зависит от структуры экономики, которую быстро не перестроить (по сравнению с временами наблюдения, временным изменением монетизации и динамики производства).
2. Немонетарные факторы скрытно присутствуют в "уравнениях состояния" - в зависимостях q(C,V,i,...). Как я написал - уравнение (7) неполно. Что касается "инфляции издержек" - это политический трюк - давление на центр эмиссии. Это отдельное "уравнение" в модели, учитывающей процесс принятия решений. То есть, это ложное название внеэкономического фактора.
3. Что касается распила - я как бы не буду спорить, но не могу не заметить, что глазьевский распил не менее опаснен, чем кудринский.

А может ли параллельно со строительством инфраструктуры массовое строительство госкомпаниями доступного жилья замедлить рост инфляции? По идее, жильё возводится на порядок быстрее инфраструктурных проектов, при этом, за счёт массовости, цены на него падают, делая жильё доступней населению. Тогда население может утилизировать туда деньги, а т.к. компания государственная, то часть денег должна вернуться обратно в казну.

Жилья БЕЗ ИПОТЕКИ - да. Жильё с ипотекой - отчасти да, с одной поправкой - сокращая покупательную способность МАССЫ оно увеличивает покупательную способность ЭЛИТЫ - хозяев банков.

ЧРЕЗМЕРНОЕ сжатие денежной массы приводит к сокращению спроса и сокращению производства, а не любое. Что такое сокращение спроса? Это неготовность людей платить за вещи текущую цену. Какие выводы? Производство имеет СВОБОДУ сокращать цену, ПОКА ЦЕНА НЕ УПАДЕТ НИЖЕ СЕБЕСТОИМОСТИ. Вот после этого и начинается падение производства. То есть процесс такой: при сокращении денежной массы сперва прекращается инфляция, потом начинается дефляция, потом снижение производства.

Что это означает? Это и означает УПРАВЛЕНИЕ. Денежную массу надо сжимать - если идет инфляция. Денежную массу надо увеличивать, если идет дефляция. Деньги надо разбрасывать с вертолетов, если у вас КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА. На свадьбе - плясать, на похоронах - плакать, а не всегда плясать и не всегда плакать.

Почему товары нужно производить. их можно купить (экспортировать) из того же Китая и инфляции не будет, так как не будет дефицита товаров.

Вы совершенно правы - можно товары КУПИТЬ за границей - и тем сгладить проблему эмиссии (любой природы). Это называется "товарной интервенцией". Но фишка в том, что для того, чтобы купить, нужны деньги. А чтобы получить деньги, нужно что-то продать. В результате имеем следующее следствие: коль скоро инфляционно-безопасный объем инвестиций в инфраструктуру зависит от того, какую массу товаров можно противопоставить денежной массе, а масса товаров (при ориентации на импорт) зависит от того, сколько можно ПРОДАТЬ своего сырья за рубеж. Результат налицо - возможности инвестиций ограничены экспортом нефти и, как результат, управление оказывается в руках тех, кто рулит рынком нефти.

Профессор, "инфляция издержек" - это не разновидность инфляции, а разновидность описания процесса, когда описание начинается с фиксации роста цен на влияющий на весь рынок продукт. Например: "рост цен на нефть влечет рост цен на бензин, что влечет рост цен на хлеб...". Если вы начнете описание конкретного процесса не с цены, а с дефицита, то это будет называться "инфляция спроса". Например, "дефицит нефти влечет рост цен на нефть, что влечет рост цен на бензин и т.д.".

Допустим, в экономике есть группа естетсвенных монополистов, дающих в сумме 20% ВВП. У монополистов хорошие отношения с правительством (по определению). Монополисты собираются в картель и предлагают: "А давайте поднимем наши цены на 15%, например?" Сидящий тут же глава ЦБ говорит: "Без проблем, но откуда в экономике возьмутся деньги, чтобы покрыть эти 15% от 20%?" - "Так вы их и вбросьте. Снизьте ставку, например." Ну, и договорились, и сделали. А потом приходит Глазьев и говорит: "Инфляция издержек! Держи! Караул!"

 


 

почему в РФ была такая высокая инфляция до и такая низкая после. если очень просто то все дело в качестве оценки кредитов в экономике.

банки выдают три вида кредитов - белые, серые, и черные. причем это состояние характеризуется двумя атрибутами - официальный и фактический. вид кредита по каждому атрибуту может в течении его обслуживания произвольно менятся. шкала это естественно не дискретная, а линейная, реперные точки просто обозначим для удобства. и кредит не соответствует выдаче по кредитному договору, в каждом кредитном договоре могут присутствовать все три цвета.

проще объяснить на примерах:

1. Банк выдает кредит на закуп станков заводу с белой отчетностью. Завод покупает станки по белой цене и использует их в производстве. Это кредит бел'оф|бел'факт

2. Банк выдает кредит аффилированой с заводом компании - на закуп станков под гарантии завода. Компания покупает торговое оборудование по серой цене оптимизировав расходы известным всем способом. Отчетность компании умеренно нарисована, что-то отражено верно, что-то не отражено, что-то отражено не так :) Это кредит сер'оф|сер'факт

3. Банк по личной договоренности выдает кредит так называемой "технической компании", а в реале - купленой у регистраторов помойке, оформленной на "номинального" директора (просто бомж). Кредит прямиком отправляется на обналичку или за границу и пилится менеджментом банка. Понятно что это черный'оф|черный'факт. Это совершенно не значит что это кредит невозвратный - палить контору никто не будет пока не вскроется и подобные кредиты вполне могут обслуживатся и перекредитовыватся.

Самое интересное когда атрибуты кредитов произвольно смешиваются, например:

4. Банк выдает кредит технической компании клиента по устной договоренности. Это черный'оф. Клиент пускает его на развитие своего легального серого бизнеса. Это серый'факт. В легальном бизнесе он оформляется по серому, поэтому и классифицируется.

5.Банк выдает кредит на закуп станков заводу с белой отчетностью. бел'оф. Кредит радостно тырится менеджментом клиента. черный'факт

6. Банк выдает черный кредит. Кредит пускается неофициально на развитие бизнеса. черный'оф|сер'факт. В одну прекрасную минуту, например при смене руководства банка, этот кредит становится невозвратным. черный'оф|чер'факт.

Думаю принцип понятен. Уточню еще раз, что серый кредит отличается от черного тем, что серый идет в реальную экономику, т.е. для производства товаров и услуг, а черный идет на потребление тем, кому достался напрямую, не увеличивая предложение товаров и услуг в экономике. Так вот, рыночная экономика "знает" а точнее "быстро узнает" всё. Обмануть ее невозможно. Выдача же кредита это самая настоящая денежная эмиссия. Да, именно так - в современной финансовой системе деньги эмитируют коммерческие банки, ЦБ же регулирует и поддерживает процесс, обеспечивая ликвидность и контролируя риски.

В момент выдачи белого кредита инфляция не увеличивается, выданный кредит "обеспечен" эквивалентным увеличением товаров и услуг. В момент же выдачи черного кредита денежная масса увеличивается на его сумму и растет инфляция. Именно в момент выдачи. То есть рынок прайсит инфляцию не тогда, когда о невозвратности кредита стало известно, а тогда когда бизнес-кредит был потрачен на потребительские нужды. Т.е. "оглашение этого факта" на инфляцию уже не влияет. Серый кредит с точки зрения экономики ближе к белому, он все таки идет "на производство", но посчитать его влияние и риски крайне затруднительно, это даже кредитополучатели не всегда могут сделать, даже если ведут управленческую отчетность грамотно.

Всю недолгую историю финансового сектора РФ абсолютное большинство кредитов было серыми, даже выдаваемые крупным компаниям. Ну и доля черных кредитов... Сколько там за прошлый год только вскрылось? триллион? и это только верхушка айсберга, я бы "от фонаря" оценил бы выдачу черных кредитов в районе 10%-20% ежегодно. Вот собственно и источник инфляции, все в финансовой сфере это примерно представляли, называя "рисками российской экономики" просто сформулировать и озвучивать это было не принято. да и как озвучишь, попросят факты - а там и до клеветы недалеко, формально бумажки-то в кредитных досье лежат, хоть и "подписано и опечатано Корел Фотошоповичем".

С предыдущей командой мегарегулятора на это закрывали глаза - бумажки есть и бэк чист. Выплывало это всё при банкротствах банков, кои, в растущей на нефтяных дрожжах экономике бывали относительно редки. С приходом новой постиндустриальной команды Наби и перестройкой банковской системы РФ началась имплементация западных стандартов в части открытости и прозрачности, борьба с легализацией именно для этого. Количество серых и особенно черных кредитов стало постепенно уменьшаться, а цвета кредитов стали выплывать наружу чаще и масштабнее, с увеличением отзывов лицензий. Проверки банков стали проводится не формально а по существу. С известными событиями'14 процесс этот пришлось резко ускорить. А финансовую и надзорную политику - резко ужесточить, в том числе и через сжатие денежного предложения. Количество кредитов уменьшилось вообще - инфляция, при благоприятствующих ей условиях, вызвавших бы со старыми методами регулирования гипер гарантированно, тем не менее значимо не увеличилась.

upd.

1. официально кумулятивно накопленная и выдаваемая сумма черных кредитов выше - там интересный эффект, банки вынужденны черные кредиты обслуживать и для выплаты самим себе процентов по невозвратным кредитам (иначе быстро вскроется) выдавали черные кредиты для выплаты белых процентов себе же.

2. Банковская система без увеличения инфляции может выдать кредитов и увеличить денежную массу на всю сумму черных кредитов, а это очень, очень много. Но тут главная проблема в том, чтобы выдаваемые кредиты были белые или серые, но с разумной гарантией от почернения.

3. "бюджетные деньги" это не деньги. это больше всего похоже на лимиты кредитования. деньгами бюджетные лимиты становятся после того как деньги оплачиваются казначейством на банковские счета получателей в коммерческих банках. а это происходит постоянно в течении года, по мере осуществления хозяйственной деятельности. и наличие лимита не означает что деньги по нему обязательно будут выделены по первому требованию. поэтому влияние бюджета на экономику можно оценить только после совершения оплаты, а это в финансовых моделях как правило не учитывают, и считая бюджетные лимиты уже деньгами

 


Допустим были у нас две страны А и B, совершенно одинаковые. Производили сто единиц дохода, потребляли 80 из них, остальное инвестировали в производство

Y   =  C   +  I 
100 =  80  +  20

И так каждый год, из года в год, полная стабильность навсегда.

Вдруг внезапно страна А открыла для себя чудо финансов, получила возможность занимать деньги на разных внешних рынках, заняли сто единиц и произвели сто (дополнительных) единиц, вышло теперь так

Y2 = 200

Удвоился, короче, ВВП. Но хорошо ли это для жителей данной страны? Давайте смотреть куда пойдет этот ВВП.

Y2   =  C2 + M + I2 + D 
200  =  75 + 5 + 10 + 110

Подробно: отдать надо понятно не сто единиц взятого в долг, а сто десять с процентами (D). Дальше, пять единиц продукта (M) надо отдать людям, занятым исключительно "обслуживанием" этого самого долга, "при финансах" то есть.

Урезать особо потребление остальным никак нельзя - люди очень чувствительны к такому урезанию, но чуть-чуть вполне (C2), остальной же баланс исполняется за счет былых инвестиций (I), которые приходится сократить ВДВОЕ (I2).

И так каждый год, инвестиции собственные геометрически сокращаются, долговая нагрузка растет, число обслуживающих ее растет тоже, запредельно-бессмысленно заполняя сверкающие небоскребы банковских офисов. Пока наконец не наступает обрезание доступа к "финансовым рынкам" и лишение пармезана толпы офисных клерков...

Хорошо если обрезание происходит раньше, чем позже, на ранних стадиях витков погружения в полный коллапс. Тогда, допустим с 10 единицами собственных инвестиции еще в наличии, дальше будет произведено 90 единиц продукта, т.е. произойдет формально ПАДЕНИЕ ВВП больше чем в два раза, но зато

Y3  = C3 + I3 
90  = 75 + 15

Потребление таким образом дальше уже не падает, долга нет, либералов при финансах тоже нет, инвестиции пошли вверх и дальше будет произведено уже

Y4  = C4 + I4 
95  = 75 + 20

Y5  = C5 + I5 
100 = 80 + 20

И так за три цикла страна снова выходит на прежний уровень стабильного производства и более высокого потребления, нежели в период бурного развития финансовой системы.

Вот это на самом деле и есть полностью правдивая история углубления финансовой системы не только в России, но и вообще во многих других странах

----------------

>>>1 Ошибочка. Если заняли 100 единиц и произвели 200 единиц, то ВВП как был 100, так и остался. Y2 = 200. Заемные средства могут быть потрачены на импорт потребительских или инвестиционных товаров, что увеличит потребление и/или инвестиции, но ВВП не изменит, так как одновременно в формуле Y появится импорт со знаком минус. Однако инвестиционный импорт увеличит запасы капитала или уровень технологии, что следом увеличит и Y

Предположим, все заемные средства потрачены на инвестиционный импорт (K). Тогда получится так:

Y2   =  С2 + I2  - K   + М + D 
200  =  75 + 110 - 100 + 5 + 110

-----------------

Никакой ошибки. Взяли взаймы 100, произвели 100 дополнительно и отдали 110. Все. Никакого роста капитала не произошло. Ну представьте себе например заемные средства, превращенные в капитал в виде лицензионного продукта сроком лицензии на один цикл. Цикл. Допустим - десять лет.

------------------

>>>1 Я наверняка чего-то не понимаю, но почему так? В первый год, вы занимаете и инвестируете в производство уже 120 единиц, т.е. в шесть раз больше. Тогда на следующий год доход должен быть в шесть раз больше, то есть 600 единиц.

-----------------

В уравнениях нет функции производства от инвестиций. Допустим инвестиции в 20 единиц просто покрывают амортизацию капитала, сто единиц которого дают сто единиц производства.

------------------

>>>1 Но не будет ли анализ критически зависеть от функции производства от инвестиций?

----------------

>>>2 Не, чепуха. Если для занятых 100 единиц прежнее соотношение остается, то производится 125. Из них отдается 110, 15 - прирост.

--------------

Да? В самом деле? И какое же было соотношение? Прирост? 100-100?

--------------

>>>2 Кооператив с нулевой прибылью? Таким и занимать можно только под нулевой процент.

-------------

>>>3 Слушайте, ну NPV всего проекта отрицательный. Смысл дальнейших рассуждений? Что рисуют и дестрактят валю? Очевидно же

----------------

И кто, скажите, считает "весь проект"?

----------------

>>>4 Я правильно понял, что суть вопроса в честно посчитанной ROA? Отдачи на вложенное должно хватить на возврат долга с процентами, содержание финансовой инфраструктуры - и потом еще сверху остаться профит, ради которого и берется кредит?

-----------------

Индекс инфляции РЭШ в России как известно равен нулю. Это наиболее кристально чистый и четкий случай, полностью и без каких-либо туманных рассуждений иллюстрирующий типичный процесс. Реальная же инфляция, опять же четко и без тумана устанавливаемая ЦБ России под руководством выпускников той же РЭШ стабильно близка к двузначной. Вот на этой разнице процентов они и жили.

---------------

>>>6 Интересная тема. актуальная. Но есть непонятного в картинках.

Первое.

в год страна делает Y = 80 + 20. ок взяли 100 едениц денег сделали Y2 = 200 D почему 110?

Кто ж берет короткие деньги (чтоб их сразу отдавать)? Ну лет на пять хотя бы. Тогда первые четыре года только обслуживание долгов

Y2  = C2  + M + I2 + D 
200 = 100 + 5 + 75 + 10

Ну допустим из этих I2 = 75 20*2 уходит по аналогии с Y на поддержание уровня производства в 200 штук (т.е. нет прироста в продукции). Остается каждый год чистых 35. За 5 лет -- 175. Хватает отдать тело долга и еще сверху 75 остается. Это даже если не сделали опять револьверный кредит (взяли +100, отдали первые 100)

Второе.

M=5. Это-то за что? Разве обслуживание долга (финансового рынка) не сидит в процентах (D) за этот долг?

------------------

1) период не обязательно год - просто условный цикл, считайте хоть десять лет, без разницы

2) разве вы не знаете что кроме "обслуживания долга" в стране непременно появляются люди, которым надо платить просто за то что они умеют перемножать проценты и знают словарь азбуки обслуживания?

-------------------

>>>6 2) ну допустим. но вопрос "за что им платят?" и почему нельзя перестать этого делать, и чем перемножение процентов по кредиту так отличается от перемножения, например, процентов по налогам, что для этого нужны отдельные люди за отдельные деньги -- все равно остается открытым

-------------------

ну допустим есть у россиян (как совокупности всех жителей, в том числе и абрамовичей с потаниными) пятьсот миллиардов долларов свободных капиталов. что с ними дальше происходит по воле приставленных на стражу капиталов условных юдаевых и прочих членов МЭР, ВШЭ и так далее?

все предельно просто - пятьсот миллиардов отдается за рубеж, за (в лучшем случае) один процент дохода (на самом деле и его нет - но сделаем мягкое допущение, что есть). пятьсот миллиардов таким образом ниоткуда возникают на счетах условного дойчбанка, но долго там не задерживаются, потому что их тут же "инвестируют" в Россию, вынуждая россиян платить из своего произведенного продукта уже как бы не десять процентов дойчбанку. с пятисот миллиардов таким образом у дойчбанка образуется буквально "из ничего" уже лишних пятьдесят миллиардов, с дальнейшим мультипликатором, из которого оплачиваются безбедные места "при банках" для содержания родственников и знакомых набиулинно-юдаевых

почему россияне сами не перекладывают из одного кармана в другой всего за один процент вместо десяти? а вот это и называется "financial intermediation" без "financial deepening". деньги совершенно невероятного для нищего обывателя объема, положение при власти сладкое - кто ж в своем уме будет такую малину ломать? никто, само собой, ни набиулины, ни юдаевы - и отстреливать попытки такие задолго на подступах всеми силами будут

а хазины - такие же набиуллины, просто без образования вообще. и у них другая догма - взять у всех за так и отдать национальному бизнесу займами


 

сборка носила отверточный характер: закупали разобранные комплекты и собирали их в готовый прибор. прямых расходов на производство было мало, соответственно, накладные расходы были просто конские (1400%, кажется): зарплата руководству и ИТР все равно нужна, да и за свет/тепло тоже платить надо. когда же был разработан свой, более сложный счетчик, то ему тоже накрутили те же самые заветные 1400% накладных расходов. и задумало новое руководство произвести пересмотр ассортимента выпускаемой продукции, с целью избавления от малоприбыльной и убыточной продукции. счетчики по бухгалтерским документам выпускались практически "в ноль": в зависимости от курса доллара и прочих факторов экономический эффект от их выпуска находился в диапазоне "0.5%убытка...1.5%прибыли", и в описываемый период как раз были слабоубыточны. со словами "хули мы выпускаем это убыточное говно" производство счетчиков было порезано, поверочное оборудование продано по остаточной стоимости и т.д. месяца через два-три (как раз, когда кончились складские запасы, и заодно наступили холода) выяснилось, что потерять половину выручки - это не хер собачий и сразу стал ясен смысл понятия "накладные расходы", почему счетчики были бесприбыльны, откуда брались бабки на зарплату руководства и т.д. тлен и уныние поселились в сердцах руководства. мораль: прежде, чем резать убыточное направление, надо посмотреть, почему оно убыточно

 

в США в то время была востребована работа по переводу историй болезней в электронный вид - клиники платили за это довольно большие деньги. и вот клиника заключила договор с подрядчиком, который подписался распознавать эти истории болезни, допустим, по цене 20 центов за строку. все было нормально, работа кипела, нареканий к подрядчику особых не было, но в определенный момент клиника решила, что 20 центов за строчку - это жирно, и снизили расценки на 10%, с 20 до 18 центов за строку. и внезапно работа тут же встала колом, а подрядчик стал мычать что-то невразумительное. проведенное расследование показало следующее: подрядчик не стал париться с распознаванием текстов, а нанял студента, пообещав ему 16 центов за строчку. студент тоже оказался ушлым парнем, и нашел какого-то то ли венгра, то ли чеха... в общем, в итоге получилась цепочка из шести посредников, заканчивающаяся где-то в Индии, на женщине, которая в итоге и распознавала эти врачебные каракули по 3 цента за строчку. при этом каждый посредник искренне верил, что его субподрядчик работает сам. когда клиника снизила расценки - ни один из посредников не захотел уменьшать свою долю, и в итоге женщине в конце цепочки поступило чрезвычайно заманчивое предложение - работать по сниженным втрое расценкам. разумеется, она отказалась это делать, и вся цепочка рухнула

 

Минфин размещает евробонды-десятилетки. Ориентир - 4,65-4,9%, обратно Зеленый остров, и как обещалися - токмо через ВТБ. Естественно, "средства не будут использованы на цели, нарушающие санкции ЕС и США" - вах, килянус, каждый бакс заемный перепишем и отдельно тратить будем, да! Ежели вдруг кто патриот - book open. ... нет, засадный полк, готовый выкупать на повышении доходности тоже нужен, не надо инсинуаций. Но интересно будет глянуть, скока запишется. Пессимистичное: наступление с Барвенковского плацдарма, блин.

"Россия в четверг провела второе в этом году размещение еврооблигаций. Минфин продал 10-летние бумаги на 1,25 млрд долларов, собрав для федерального бюджета эквивалент порядка 80 млрд рублей. За привлеченную валюту правительство РФ согласилось платить 3,9% годовых - почти на 1 п.п. ниже, чем в ходе майского размещения."

Очень вспоминается крылатая фраза Лаврова, да? Да. И главное - зачем этот упоротой возвышенный идиотизм про "согласились" и "годовые" когда реальность куда солиднее? Вообче, впрочем, процент (купон) по облигациям и доходность, чаще путают наоборот - и это явление распространенное. Кто занимается облигациями, собственно, указанный в решении процент редко вспоминают, всех интересует доходность. Размер купона имеет значение разве что в налоговом и бухгалтерском смысле. А все просто - доходность облигации складывается из процентов на ея сумму, и разницы между ценой покупки и погашения.

Т.е., облигация - это безусловно займ. Но выдается он путем продажи энтой самой ценной бумаги (то самое размещение бонда), и цена продажи это и есть сумма, полученная заемщиком. Но сумма кредита, которую заемщик должен будет вернуть - это не скока он на руки получил, а скока в облигации написано (номинал). Т.е., размещая облигацию номиналом в 100 рублёв, под 10% годовых (купон), ежели заемщик ее за 100 рубёв и продал - кредитор получает доходность 10%, совпадающую с купоном, а заемщик скока тело кредита взял, столько и вернет, плюс проценты. А коль вдруг, та же бумага продалась по 50 рублёв, так заемщик получил кредит в 50 рублей, а вернуть должен 110 - 100 тело и 10 проценты. Доходность кредитора, отметим, внезапно несколько изменилась. Но бывает и наоборот - облигация, к примеру, номиналом 100 у.е., а продана она по 106,75. Заемщик получил 106,75 у.е., а вернуть обязан все равно только 100. Плюс, конечно, проценты - куда без них. Но они начисляются тоже на 100.

Вот за счет повышенной цены размещения, 106,75% к номиналу как раз, и уменьшается доходность кредиторов по размещенным евробондам РФ, 10-летним и на $ 1,25 млрд. И доходность 3,9% годовых - это не процент (купон), объявленный в решении о выпуске, а вовсе рыночная, установившаяся в ходе торга за право дать РФ денег взаймы, плата займодавцу. На тех, значит, торгах, заявок поступило более $7,5 млрд., в 6 раз превысив потребность, и в энтот раз российских денег не случилось, "53% выпуска ушло в США, 43% - в Европу и 4% - в Азию". Через Euroclear, ишо в мае сделки с бумагами РФ проводить не хотевший. Т.е., понятно, что ставка даже в этих цифрах - в сущности, средний уровень для нашего сегмента рынков, а сами бонды в чом-то опцион на нефть, но тренд все одно очень неплох и без бредней про согласие на пониженные проценты.

--- А не проще ли тогда покупать опционы на нефть или там доходность ниже будет?

Они ж рисковые - нефть может не вырасти. А по облигациям РФ платить по любому будет.