qebedo


Святая Анна и демоны


Генералиссимус за генералиссимусом

Как и практически все испанские колонии после событий 1808 года, когда "законную" династию свергли "безбожные" Буонапарте, Мексика забурлила, забродила и забулькала. Точнее, забулькал один небольшой, но весьма "булькоопасный" слой - национальная интеллигенция. Это всегда чревато, ибо люди сии располагают двумя неприятными для властей вещами - знаниями о том, "как всё надо делать на самом деле", которые не дают им сидеть ровно и тихо, а свербят пониже спины, и красноречием, способным формулировать понятные массам лозунги и зажигать оными эти самые массы. А поскольку в тогдашней Мексике всё образование от начального до высшего, было монополизировано церковью, то совсем неудивительно, что "в авангарде прогресса" оказались священники.

Первым взбеленился в 1810 году падре Мигель Идальго-и-Костилья (тру-кАстильцы негодуют), который, по словам некоторых отечественных "исторегов", еще "с детства познал тяжелый труд", ибо был сыном... управляющего асьенды (как сын управляющего мог познать труд - разве что ногайкой батраков стегал?). Получив образование в иезуитском колледже, он обчитался всякими дидрами и руссами, начал "вольномыслить", за что был сослан из преподов в простые священники - в гребеня. Где и поднял восстание "за вильну Мексиканщину, испаняку на гиляку!".

Причем прошу заметить - в Мексике любой человек, взявший хоть небольшую шишку, сразу гордо именовал себя самым пышным титулом, который ему позволяла скромность (точнее, отсутствие таковой) - капитаном, полковником или сразу генералом (но никак не меньше капитана, даже если в банд... войске борцов за свободу не более десятка человек). Идальго так сразу провозгласил себя генералиссимусом - а чего мелочиться? (К слову, традция не такая уж и латино-американская, у повстанцев в Вандее тоже было три генералиссимуса друг за другом.)

В 1810-1811 году восстание охватило добрую часть Мексики, "идальгианцы" сновали тут и там, захватывая даже крупные города (типа Гвадалахары). Но, на беду "попа-генералиссимуса", большая часть креольского офицерства сохраняла верность короне, а с ними - и армия. Так что после полного разгрома и бегства к границе США 21 марта 1811 года его с соратниками схватили роялисты. И, естественно, "кОзнили" - чего с ним еще делать, не под домашний же арест сажать.

Но буквально через два месяца, 24 мая, нашелся еще один "падре милитарио" - Хосе Морелос, который, конечно же, объявил себя генералиссимусом и заявил, что "за все легавым отомстит". Он даже пытался в 1813 году провести нечто под названием "Национальный конгресс", принявший ни много, ни мало, а "декларацию независимости Северной Америки" и конституцию. Однако к осени 1815 года года войска роялистов "уыиграли" у морелосян повсеместно, и новый генералиссимус повторил судьбу старого - был схвачен и повешен.

И вот именно в такое мутное время и появляется на "авансцене" (хотя на самом деле пока еще за кулисами, но уже в театре) наш герой - дон Антонио де Пáдуа Мария Северино Лопес де Сáнта-Áнна-и-Пéрес де Лебрóн, отрок 16 лет...

Курс молодого бойца

Родился Антонио де Санта-Анна 21 февраля 1794 года в городке Халапе провинции Веракрус. Родители его, Антонио Лопес де Санта-Анна и Мануэла Перес де Леброн, принадлежали ко "второму классу" креолов, в который входили обычно юристы и священники (в первый - помещики-аристократы, так что положение в обществе довольно солидное). "Папа-юрист" одно время занимал чиновничью должность в армии, так что после окончания школы решено было 16-летнего Антонио отдать в кадеты - в пехотный полк Фихо де Веракрус.

Юному кадету "повезло" - он попал под команду по своему выдающегося человека, полковника Хоакина де Арредондо. Этот офицер (впоследствие дослужился до генерала) был толковым и способным, полностью разгромив повстанцев (так называемую "Северную республиканскую армию", она же "первое восстание в Техасе", поскольку участие приняли и добровольцы из США) в Техасе в 1811-1813 годах. Но Санта-Анна научился от него не только военному искусству - Арредондо прославился своей суровой жестокостью по отношению к повстанцам, исповедуя принцип "хороший враг - мертвый враг".

С 1812 года войска Арредондо (получившего повышение) участвовали и в боях с индейцами-чичимеками, в одном из которых второй лейтенант (teniente segundo) Санта-Анна получил ранение стрелой в левую руку. За такой неописуемо-мужественный героизм, видимо, к концу года он уже был первым лейтенантом. В 1813 году он участвовал в битве при Медине, в которой Арредондо окончательно истребил техасских повстанцев.

После того, как война за независимость Мексики повстанцами в 1815 году была практически поиграна, Санта-Анна меняет место службы - возвращается в родную провинцию Веракрус и становится адъютантом генерал-губернатора, получив в 1816 году повышение до капитана. Тогда же в его руки попадают первые большие деньги (видать, мухлевал с казенными контрактами), вызвавшие у него "болезнь", терзавшую до самой кончины - игроманию.

А в стране вылавливали последних партизан, и, вобщем-то, к 1820 году дело их стало одновременно трубой и табаком. Вызывающе антимарксистски крестьянские массы и прочие "прогрессивные слои" не поддерживали "лос бандитос", и было бы всё для них печально и предсказуемо, если бы вдруг не бухнула революция в Испании. Парадоксальным образом она стимулировала тех, кто раньше был "насмерть" против независимости - аристократов, церковь, прочих креолов, армию - резко "повернуть курс". Потому что они убоялись "экспорта либеральной чумы" и увидели в независимости единственный путь оградить себя от нее. Так что когда "герой войн против повстанцИв" генерал Агустин Итурбиде вновь был призван "под знамена" и отправлен "на зачистки", он "повернул штыки" и в 1821 году взял Мехико, провозгласив себя императором Агустином I.

И Санта-Анна был среди тех, кто первым присягнул ему. Более того - он энергично напал на остававшиеся верными роялистам войска и изгнал их из Веракруса. За что "Его Императорское Величество" произвел Антонио сразу в генералы - в 27 лет. Ну а большущую асьенду новый генерал купил себе сам - независимость оказалась штукой выгодной...

Республика forever

Не прошло и года, как оказалось, что народ Мексики любит своего императора гораздо меньше, чем смутную зарю свободы под названием "республика". Точнее, мощную оппозицию монархии составила армейская верхушка под лозунгом "а мы что, хуже?", для которой республиканская форма правления была предпочтительнее, ибо не давала постоянных явных преимуществ кому-то одному из них. Сперва они попытались действовать легально, через созванный Конституционный конгресс, но Августин I разогнал его, когда почувствовал поползновения сильно обчекрыжить свою власть. Тогда "конспираторы" перешли к "сопротивлению действием".

Первым восстал генерал Хосе Адаукто, "живший и творивший" под псевдонимом Гуадалупе Виктория, старый "бандидос", воевавший еще в рядах армии Идальго - арестованный в 1822 году за "навальничество" (открытую жесткую критику императора), сбег в жунгли и оттуда рассылал призывы к неповиновению. Затем к оппозиции примкнул генерал Николас Браво Руэда, тоже старый "бандидо" (еще с Морелосом), а это было уже серьезнее, ибо в провинции Оахака ему удалось собрать армию и двинуть ее на Мехико.

Но последний "удар в спину" Его Императорскому Величеству по всем законам жанра нанес "подлый предатель" - облагодетельствованный им Санта-Анна. В декабре 1822 года он нашел в дебрях жунглей Гуадалупе Викторию, и они вдвоем подписали "План Каса-Мата", согласно которому монархия должна быть свергнута и установлена демократическая форма правления. Хуже всего, однако, было то, что с верными ему войсками Санта-Анна быстро захватил "свой родной" Веракрус - крупнейший порт страны, морские ворота Мексики.

Давление двух армий, двигавшихся на Мехико (Браво и Санта-Анны с Викторией) вынудило 29 марта 1823 года императора Августина I отречься от престола, после чего он удалился в изгнание в Италию (через год он попытается вернуться и поднять восстание, но будет арестован и казнен). Сперва (на время "переходного периода), страной управлял триумвират (Виктория, Браво и Педро Селестино Негрете), а в 1824 году Конституционный конгресс избрал первым президентом Мексиканской республики Гуадалупе Викторию, первым вице-президентом - Николаса Браво.

Ну а Антонио Санта-Анна получил почетный и важный пост губернатора провинции Юкатан. Там он нашел себе занятие - загорелся идеей высадить десант на Кубе и "освободить ее от ига испанских колонизаторов" (видимо, тоже хотел стать президентом чего-нибудь отдельного). Но затея не удалась из-за нехватки средств.

А в стране тем временем оформлялась своя причудливая политическая система. В виду отстутствия партий их роль стали играть... масонские ложи. Вокруг ложи Шотландского устава группировались аристократы-консерваторы, в ложе Йоркского устава тусовались либералы. Последнюю поддерживал вице-президент Николас Браво, а когда "шотландские" начали захватывать "рычаги власти" в 1827 году, он поднял вооруженное восстание. Но оно было быстро подавлено нашим героем и еще одним "героем войн", старым "бандидо" генералом Висенте Геррерой. Браво хотели казнить, но потом "приняли во внимание" и заменили расстрел ссылкой в Эквадор.

Санта-Анна становился постепенно делателем королей влиятельнейшей политической фигурой мексиканского террариума общества...

Мутные воды политики

Первый срок президенства Гуадалупе Виктории истек в 1828 году, а на выборах в Конгрессе он проиграл Мануэлю Гомесу Педрасе. Этот политик создал первую в Мексике "человеческую" партию, куда собрал людей умеренных взглядов, что и отразил в ее названии - "модерадос". Курс у Гомеса Педрасы был на "умеренный прогресс и процветание в рамках законности". Но, на свою беду, новый президент совсем не понравился двум персонажам - Висенте Герреро, представителю бесконечной плеяды "я дрался против гачупинов, когда вы все им еще в рот заглядывали", и (снова) нашему герою. Два генерала ввели в Мехико войска, объявили выборы недействительными и окружили президентский дворец, заставив Гомеса Педрасу покинуть пост и удалится в изгнание. Президентом был объявлен Висенте Герреро.

Санта-Анна достиг таких высот авторитета в армии и стране, что когда в 1829 году испанцы предприняли "последний штурм", высадив в Тампико аж 2600 солдат (да, планы у них были явно грандиозные), его назначили командующим армии, с которой он триумфально разгромил интервентов. Именно после победы в Тампико появились прозвища (то ли он сам их себе присвоил, то ли блюдолизы "с языка сняли") "Победитель Тампико", "спаситель Родины" и, самое смачное, "Наполеон Запада".

Выросшая после побития гачупинов популярность скоро пригодилась нашему герою. Президентство Герреро длилось недолго - в 1829 году его сверг вице-президент Анастасио Бустаманте (а в 1831 году подослал убийц, которые похитили и истребили "эль президенте трес"). Но четвертый президент оказался человеком недалеким в политике - он почему-то решил, что заведение тайной полиции, цензуры, изгнание конкурентов и (особенно) высылка посла США укрепят его власть и авторитет. За это в 1832 году против него восстали генералы во главе с Санта-Анной, который внезапно понял, как ошибался в 1828 году, и признал выборы Гомеса Педрасы законными, а Бустаманте - узурпатором. Армии во главе с президентом и мятежным генералом посражались друг с другом без явного перевеса, и "кишка сдала" первым у Бустаманте - он согласился в 1833 году покинуть страну.

Президентом временно стал Гомес Педраса - до созыва очередного Конгресса. Но свежесобранный Конгресс выкинул коленце - вместо Педрасы выбрал главой государства... Санта-Анну. Потому что молодой, красивый, герой войны, "Спаситель Родины" и вообще, "Наполеон Запада"...

Бандитская Новомексикания

Новый президент Мексики почти сразу обнаружил одну интересную деталь: труд упорный по управлению государством ему был тошен. Посему Санта-Анна принял решение стать "тихим президентом", передав все полномочия вице-президенту Валентину Гомесу Фариасу. Однако тот оказался жутким либералом, и даже хуже того, проклятым гей-агентом гнилого Запада антиклерикалом - тут же начал потрясать основы: отменил десятину и конфисковал церковное имущество и финансы. Возмущенные попы вкупе с генералами и прочими "духовно скрепленными отцами отечества" бросились к президенту с воплями и криками о карауле, грабеже и тлетворном влиянии Востока. Санта-Анна спорить с ними не стал, полномочия у Фариаса отнял (но вице-президентом оставил, и даже потом, уходя на войну с повстанцами, вернул их ему), а заодно и похерил конституцию 1824 года, заменив ее новой, по которой в стране распускался Конгресс и устанавливался режим его личной власти с опорой на церковь, военных и консерваторов.

Однако если бы генерал всё-таки попытался что-нибудь поизучать по управлению государством, он бы сделал для себя интересное открытие - в таком слабоцентрализованном государстве, как Мексика, такие фармазоны не пройдут! Против "тирана, деспота, самодура" сразу же восстали 11 штатов. Санта-Анна попытался применить "стол №1" - поубивать их всех. Сперва был торжественно разгромлен штат Сакатекас со всеми его ополченцами. А затем президентская армия (6000 человек) двинулась на штат Коауила-и-Текас, где подлые и извивающиеся сепаратисто-бандиты, понаехавшие из своей "Гринголандии", обнаглели вообще до того, что провозгласили в 1836 году независимость с покером и проститутками.

Что было дальше - все неоднократно видели в кинах и сериалах. Посему, раз все вы помните Аламо, Голиад и Сан-Хасинто, переносимся сразу в 14 мая 1836 года, когда плененный Санта-Анна и "правительство независимого государства Техас" подписали соглашения в Веласко, по которым, собственно, Техас и признавался независимым от Мексики. За такой фармазон, естественно, в Мексике "предатель" был "низложЕн", а выполнять условия договора новое правительство (временных президентов Баррагана, затем Хусто Корро, а потом быстро вернувшегося в страну "нового старого" президента Бустаманте) громко отказалось; впрочем, средств и сил для повторной военной экспедиции тоже не было.

Не сильно спешили выполнять условия договора и техасские бандиты - они не отпустили Санта-Анну, а продержали его в узилище (и даже в кандалах) полгода, а потом отправили в Вашингтон, к президенту США Эндрю Джексону. "Великие люди северных Америк" мило пообщались без особых судьбоносных результатов. А в 1837 году мексиканское правительство таки дало разрешение "бывшему предателю" вернуться на родину. Понурый "Наполеон Запада" поселился на своей асьенде близ Веракруса и стал наблюдать и выжидать...

Президент и его нога

Очередной звездный час, который капризная Фортуна снова подкинула нашему герою, случился в 1838 году. Между Мексикой и Францией разгорелся конфликт, получивший в истории забавное название "Кондитерская война". Некий французский кондитер пожаловался королю Луи-Филиппу, что в 1828 году во время очередной "революсии" в Мехико был разграблен его магазин. Чего труженик сахара и теста ждал 10 лет - не совсем ясно, но "совершенно случайно" Мексика именно в это время объявила дефолт по государственным долгом перед Францией. Так что "страдания булочника" просто оказались хорошим PR-поводом надавить на мексиканцев - король Франции потребовал выплатить "пострадавшему труженику" компенсацию размером 600 тыс. песо (для сравнения - дневной заработок рабочего составлял 1 песо).

На такие требование гордая республика ответила отказом, и король французский, безжалостный к врагам, послал свой флот немедленно к скалистым берегам - для блокады страны с моря. А морская пехота лягушатнегов высадилась в порту Веракрус и оккупировала его. В такой суровой ситуации президент Бустаманте собрал армию и... не нашел опытного генерала, который смог бы ее возглавить, кроме Санта-Анны. Скорее всего, сыграло свою роль то, что Веракрус был родиной и постоянной резиденцией генерала, и он был в провинции популярен, а также хорошо знал местность. В общем, снова наш герой повел родную рать против поганых интервентов. До большого боя не дошло - в одной из стычек с французами Санта-Анна был ранен в левую ногу, и безжалостный хирург оттяпал ее пониже колена.

В итоге война закончилась тем, что Мексика долги заплатила, но Санта-Анна поимел очередной триумф - с помпой и размахом, будто погребали тело убитого героя, он захоронил в Мехико свою ампутированную ногу. Народ был в восторге. А президент Бустаманте даже доверил ему с марта по июнь 1839 года пост временного президента, когда сам отправился воевать против мятежных войск генерала Урреа (бывшего подчиненного Санта-Анны во время Техасского мятежа).

В 1841 году режим президента Бустаманте пал под ударами всякоразных мятежных генералов. Его преемник Франсиско Эччеверия продержался менее месяца. И тогда страну взглавил человек, в котором видели компромиссную фигуру, удовлетворявшую всех (в основном тем, что "а зато тебе не досталось, бе!") - наш герой. Так Антонио Лопес де Санта-Анна стал президентом Мексики в пятый раз. Правда, всё тот же Урреа был с этим категорически не согласен и повел свои рати Мордора на Мехико, но одноногий "Наполеон Запада" жестоко его побил в сражении у Масатлана и закрыл вопрос "кто в Мексике хозяин?".

Back in Texas

В "эннадцатый" раз придя к власти, Антонио де Санта-Анна решил тоже побаловаться диктатурой - начал придираться к неугодным СМИ  и щемить всяких диссидентов, а заодно и (чего уж там!) поднял налоги. Однако осенью 1842 года сие едва не вышло ему боком - обострился "тексаский вопрос". "

Независимые бандостанцы" решили, что им принадлежит еще и часть спорных земель у Рио-Браво, и понаехали туда с оружием, захватив город Сан-Антонио. Мексиканская армия ответила, отбив город, но еще больше нОбижавших висельников и убийц (косивших под "техасскую армию" и "техасских рейнджеров") напали на мексиканцев и поколотили, изгнав со спорных земель. Но гордые сыны независимой Мексики отомстили им, перебив захваченных в плен несколько десяткой "рейнджеров" - событие, получившее название "инцидент Доусона" (или "резня Доусона"). Эти события вызвали в Тексасе бурные дебаты на тему "когда уже, на хрен, бросим сиськи мять и присоединимся к США??!", хотя само присоединение случилось только в 1845 году.

Обострение сих разговоров вызвало в Мексике волну негодования - народ вспомнил, кто в свое время Тексас профукал, и стал орать на улицах "президентяку на гиляку!". Пришлось даже с сентября 1842 по март 1843 передать президентство Николасу Браво, но не сильно помогло - штаты Ларедо и Юкатан вообще объявили себя независимыми государствами, а народ всё бузил. С октября 1843 по июнь 1844 Санта-Анна попробовал еще одного "подставного президента", Валентина Каналисо, но снова ничего - лишь небольшой выигрыш во времени. В итоге под предлогом скорби о смерти жены генерал сложил в сентябре 1844 года президентские полномочия и... исчез. Правда ненадолго - в январе 1845 года его поймали близ Веракруса индейцы и передали в руки нового "законного правительства".

"Наполеона Запада" кинули в узилище, но снова ненадолго - ему было позволено удалиться в изгание (на Кубу), а всё "неправедно нажитое" имущество было конфискованно. В очередной раз Санта-Анна присел у разбитого корытца, ожидая лишь милости от любимой Фортуны...

Гринги гоу

Пока наш герой отдыхал в изгнании на Кубе, в Мексике развитие событий наглядно показывало, что всё дело было отнюдь не в перестановке Санта-Анны с места на место. За три года, с осени 1844 по весну 1847, сменились шесть президентов (причем один президентствовал дважды), а отношения с северным соседом после Присоединения Техаса к США стремительно портились. Дело было в большом куске территории между реками Арканзас и Рио-Гранде, который и Техас, и Мексика считали "чисто своим". Пока тексасцы были всего лишь кучкой самопровозглашенных бандосов, силенок окончательно захватить эти территории у них не было, но когда после объединения с ними вопрос перешел в компетенцию США, то запахло жареным латиносом... В общем, в мае (а неофициально - в марте) 1846 года началась американо-мексиканская война, которую я описывать не буду (потому что многобукоф), но в качестве компенсационного утешения вот вам большая карта:

В Мексике "под это дело" в стране произошел очередной переворот - власть захватили "пурос" ("чистые" - крайние либералы), которые настояли на том, чтобы президент Мариано Паредес-и-Аррильяга вернул с Кубы такого опытного и прославленного всякими победами (ну, и несколькими поражениями, но это же мексиканская армия - где найти лучше?) генерала Санта-Анну. Однако существовало одно "но" - флот США держал побережье Мексики в блокаде, и нашему герою надо было как-то ее миновать. И тут он снова проявил свою "политическую гибкость" - встретившись с представителями США, торественно поклялся им развалить мексиканскую армию и привести ее к поражению. Восхищенные американцы пропустили его в Веракурс.

Историки до сих пор спорят, был ли Санта-Анна искренен, давая обещания. Одни настаивают - в виду дальнейших неудач "сильно похоже" на то, что генерал Родину продал "почесноку". Другие говорят, что отсутствие военных способностей и удачи еще не предательство - Санта-Анна-де "на самом-то деле" честно пытался "гринг" победить, но увы - "не шмог"...

В общем, в феврале 1847 года наш герой продул сражения у Буэна-Виста, а потом сорвался в столицу, где вспыхнул очередной мятеж - который Санта-Анна возглавил, сверг президента и сам стал президентом (неожиданно, да?), продержавшись на посту (с перерывом) до сентября. Потому что гринги высадили десант, пошли на Мехико и снова его вздули - у Серро-Гордо и у Чурубуско, а также погромили все другие мексиканские войска и взяли столицу. Санту-Анну поперли с президентов, а после еще одного поражения, 9 октября 1847 года у Хуамантлой, генералу вообще пришлось скрыться от разъяренного народа и улыть на Ямайку.

Началась очередная черная полоса изгнаний и невзгод...

Старость - не гадость

Итак, Антонио де Санта-Анна, "всех Мексик неоднократный президент", скучал в изгнании на Ямайке, откуда через два года перебрался в Колумбию. А на его родине народ категорически отказывался прекращать сиесту, прерываемую фиестой - и так каждый день...

За шесть лет, с 1847 по 1853, сменилось шесть президентов (но один из них "нарушил стройность", попрезиденствовав два раза), причем все они были либералами. В итоге этой чехарды (она же свистопляска) консерваторы наконец-то решили, что "доколе!?", восстали и свергли своих антагонистов. Но в их рядах внезапно не оказалось фигуры хоть сколько-нибудь харизматичной, известной и опытной, и консерваторы воззвали... правильно, к Санта-Анне, который "притек" из изгнания и 20 апреля 1853 года стал новым президентом Мексики.

Годы, однако, мало чему научили нашего героя, или он не верил в свое светлое и многолетнее будущее - и начал вести себя как тиран, деспот и сатрап. Подавил оппозицию, разогнал либерализм, провозгласил себя пожизненным диктатором и присвоил сам себе титул "Его Ясновеличие". Но для трудового народа Мексики всё это было ерундой - возмутила его продажа очередного куска земли с пылью, кактусами и камнями представителям США ("сделка Гадсдена"), которые-де жить не могли без нее, потому что именно по этой пыли (а не по своей) только и могли построить Трансконтинентальную железную дорогу. Мексика (и Его Ясновеличие) получила 10 млн баксов, но либералы окончательно обиделись и решили восстать. 1 марта 1854 года представители их радикального крыла ("пурос") подняли восстание в городе Аютла, во главе которого встали Хуан Альварес, Игнасио Комонфорт и будущий "отец родной" Мексики, образованный индеец (сапотек) Бенито Хуарес.

Поначалу правительственная армия повстанцев побила, но те утекли в горы и леса, откуда начали партизанскую войну и разложение пропагандой. Режим Его Ясновеличия оказался к такому развитию событий совсем не готов, и 9 августа 1855 года истек срок последнего президенства Санта-Анны - он вновь вынужден был бежать на Кубу.

Далее началась старость и скитания - наш герой обитал в Колумбии, на Сент-Томасе (Виргинские острова), в США, где попытался спекулировать чиклом, чтобы изготовлять из него шины - в итоге идею украл Кэдбери (тот самый, который шоколадки), наладивший производство из чикла жевательных резинок. Поскольку у самого Санта-Анны с чиклом ничего не вышло, то собрать армию для отвоевания Мексики не удалось, и вернулся он на родину только после всеобщей амнистии 1874 года - глубоким стариком, одноногим и почти слепым из-за катаракты. Власти открыто его игнорировали (на торжественное празднования юбилея битвы при Чурубуско бывший командующий армией в оной даже не был приглашен), и прозябал он в бедности и ничтожестве, пока не скончался в Мехико 21 июня 1876 года.

Так закончилась одна из самых удивительных даже для Латинской Америки "жизней и судеб"...