qebedo

Построение олигархии у моря

Государства, существовавшие 1000 лет, не возникают на пустом случайном месте. Северное побережье Адриатики всегда было калиткой, через которую в Италию проникали из Балкан и придунайских областей те, кто не хотел продираться через Альпы. Совсем не удивительно, что в античные (точнее, римско-имперские) времена тут появился огромный торговый город Аквилея - входивший в четверку самых больших (ну, или важных) городов империи наравне с Римом, Константинополем и Александрией. Это даже было зафиксировано официально - епископ Аквилейский, как и его коллеги в Риме, Александрии, Антиохии, Константинополе и Иерусалиме, носил титул патриарха.

Но у Аквилеи была ахиллесова пята - город стоял на столбовой дороге, по которой после падения Западной империи в Италию начали табунами ходить разнообразные дикие и несимпатичные иноземцы - готы, гунны, авары, лангобарды, мадьяры... Образцово-показательно, например, пожег Аквилею Аттила в 452 году, а окончательно добили успех и процветание лангобарды в 568 году. После этого город загнулся вплоть до своего нынешнего убогого состояния коммуны с 3500 обитателей, проживающих с краю епических развалин, которые до сих пор комплексно никто не копал - только кавалерийскими наскоками...

Но в природе, как известно, ничто не исчезает беследно - жители Аквилеи и Приаквилея, спасаясь от постоянных наездов немытых варваров, облюбовали себе острова в удобной лагуне неподалеку - там их около 100, и есть достаточно крупные, на которых существовали еще с римских времен человеческие поселения. Например, Венеция - основана в 421 году беженцами, спасающимися от готов. На островах даже существовало самоуправление, основанное в V веке жителями окрестных коммун, столицей которого стал остров Маламокко. Но его постоянно подмывало морем, и органы управления переехали на остров Торчелло. Однако и там было не слава Будде - болота и малярия. Посему в итоге к VII веку самоуправцы переехали на острова Риальто, в Венецию. Тут было основано герцогство-дукат, по местному догат, во главе которого встал избираемый народным собранием герцог-дукс - по-тамошнему дож. Какого государства герцог (и почему не король?)? А очень просто - западного императора уже не было (и до восстановления оного титула было еще нескоро), варварских конунгов (лангобардов там всяких, готов) образованные пост-римляне посылали мысленно на фиг, и существовал только один законный монарх - восточный император в Константинополе. Ему и присягнул дож. И таким образом Венеция получила свое уникальное положение посредника между Европой и Византией, с которого потом имела многочисленные профиты.

Власть светская скоро была дополнена властью духовной - в 606 году патриархат Аквилеи раскололся на два чисто настоящих, да патриархата, и один из них, Градо, спасаясь от козней соперников, перешел под защиту Венеции. А в 1561 году этот титул, за упадком патриархии, был вообще папой Римским упразднен, а патриаршье достоинство передано архиепископу Венеции, который с той поры и по сию пору величается патриархом.

Лев св. Марка - символ Венеции с 828 года, когда в город перевезли мощи евангелиста

То бишь, у венецианцев с самого начала были свои собственные светские и церковные власти, мало кому подчинявшиеся (ну что реально мог стрясти с дожа император Византии - поди доплыви сперва; а папу римского патриарх при случае мог осадить - вот мы, все же тут патриархи...). И Венеция превратилась в самое независимое государство Италии и один из ее центров, кстати, самый стабильный - Рим постоянно гнулся под очередного папу, Милан оккупировали всякие иноземцы - французы, испанцы, затем австрийцы), югом Италии владели германские варвары - лангобарды и норманны, а затем французы и испанцы же. Так что на протяжении более чем 1000 лет существовала непрерывная государственная традиция.

И это, кстати, не искоренено до сих пор - венецианцы отказываются признавать себя итальянцами. По разным опросам, постоянно проводящимся, более 50% выступают за широкую автономию, а то и отделение от Италии, а 3 млн жителей города и прилегающеих областей разговаривают на современном венетском языке, который многие на полном серьезе не соглашаются признавать диалектом итальянского. В нем, кстати, есть и свои отдельные слова, и серьезные отличия от тосканского - например, дз- вместо дж-, с- вместо ч-, проглатывание и съедание звука u, и т.п.

С формальной точки зрения Венеция никогда не была республикой - форма правления в ней существовала конституционно-монархическая, и высшим несменяемым магистратом являся дож, выбираемый пожизненно. Слово "дож" произошло от латинского dux, обозначавшего сложившуюся в поздней Римской империи практику совмещения в одних руках военной и гражданской власти в определенной  области, и в романских языках производным от этого слова - "дюк", "дука" и пр. - переводили германский титул herzog, обозначавший аристократа, стоящего в иерархической лестнице сразу после короля. Таким образом, городом управлял герцог Венецианский.

Однако реальную политическую власть имели разве что только самые первые дожи. Летописная традиция называет первым Паоло Лучио (Паолуччио) Анафеста, якобы выбранного общим народным собранием в 697 году в Эраклее по призыву патриарха Градо Кристофоро, дабы прекратить междуусобицы и биться супротив косматых славянских и германских варваров. Историки не находят этому документальных подтверждений и сомневаются, предполагая, что так "песни народностей" отразили некоего византийского чрезвычайного чиновника Паулиция (вариант - экзарха Равенны Павла, правившего в 726-727 годах), которому поручили охранять границу со славянами у Эраклеи.

Первым несомненно задокументированным дожем Венеции стал Орсо Ипато - его в 726 году избрали жители, возмущенные иконоборческими законами Византии, в качестве своего "фу!" церковной политике Константинополя. В итоге конфликт уладили, и Ипато принес присягу подчинения экзарху Равенны, а в 737 году вообще был убит политическими соперниками. Нового дожа экзарх Равенны Евтихий выбирать запретил, а вместо него прислал в город гарнизон солдат во главе с военным магистром Доменико Леоне, которого в 739 году сменил Феличе Корниола (полномочия военных магистров Венеции длились один год). В 740 году на должность прорвался сын убитого - Теодато Ипато, но в 741 году экзарх сменил его на Джовиано Чепанико, а в 742 году - Джованни Фабричако. Но с помощью лангобардов, воевавших супротив византийцев, Теодато захватил власть в городе, ослепил и выгнал соперника и утвердил с 742 года власть выборных дожей.

Первые дожи ничем не отличались от наглых и мерзких монархов окружающей Европы - резали, грабили и убивали в борьбе друг друга, а то и народ. Даже пытались установить наследственную власть, добиваясь избрания сыновей соправителями - первым такой трюк провернул в 778 году Маурицио Гальбайо со своим сыном Джованни. Но в итоге наследственную монархию установить не удалось из-за жадности разных фамилий, которые резали друг друга - Обелерио, Партечипацио, Орсеоло и пр. В итоге пришедший к власти в 1032-1041 году Доменико Флабьянико (ака Трабанико), известный "республикан", инициировал реформу, ограничившую власть правителей - ввел должности двух советников дожа (с определенными полномочиями) и совещательный орган при них - "прегади" ("приглашенные" - наиболее выдающиеся граждане). Когда же в 1172 году в результате бунта был убит дож Витале II Микель, совет "прегади" распустили, и его место занял Большой совет, а число советников дожа увеличили до 6 человек.

Одновременно с отнятием полномочий монарха усложнялась и процедура его избрания. В "классический вид" она пришла к 1268 году, когда выбирали 46-го дожа Лоренцо Тьеполо. Путем спланированного внезапного нападения на улице перед собором св. Павла самыми молодыми патрициями захватывался "мимо проходящий случайный мальчик" (рекомый "баллотино" - жеребьевщик), которого заставляли вытаскивать шарики из урны, запуская гиперсложную процедуру:

  1. Все члены Большого совета, достигшие 30 лет, пересчитывались, и в урну с 30 золотыми шариками добрасывали серебряные до нужного количества;
  2. Вытягиванием золотых шариков "ожереблялись" 30 членов Большого совета;
  3. Из 30 членов выбиралось 9;
  4. 9 "избранных" выбирали 40 человек;
  5. Из 40 выбиралось 12 человек;
  6. 12 выбирали 25 человек;
  7. 25 отсеивались очередной жеребьевкой до 9 человек;
  8. 9 выбирали 45 человек;
  9. 45 снова "отжереблялись" до 11;
  10. 11 выбирали 41 выборщика;
  11. Выборщики голосовали по кандидатуре дожа, и победителем становился тот, кто набирал не менее 25 человек - в противном случае голосование повторялось с исключением проигравшего.

То, что в итоге "прошло сковозь сито", выводилось под белы руки на площадь св. Марка и предъявлялось венецианцам со словами: "Вот ваш дож, ежели вас сие устраивает". Такой себе рудименто-рецедив народного собрания - естественно, устраивает ли кого-то что-то - на самом деле [при такой-то процедуре выбора] никого уже не волновало ...

Постепенно должность дожа превратилась в ритуальную, сводясь к представительским функциям. Высшее лицо республики являлось на разнообразные церемонии (около 36 ежегодных по разным поводам, от годовщин побед до церковных празднеств, плюс примерно 337 торжественных литургий) в пышном облачении, самым заметным элементом которого являлась шапка "корно дукале" ("рог дожа") - сшитая монахинями церкви Сан-Дзаккария из золотой парчи, ежегодно обновляемая на праздник Пасхи.

Самой известной и одной из наиболее популярных церемоний было ежегодное "обручение с морем" - обычай, введенный после того, как в 1000 году при Пьетро Орсеоло II к Венеции была присоединена Далмация. Дож в торжественном облачении выходил в лагуну на специальной богато украшенной галере (построенной и содержащейся на государственные деньги), называемой "Бучинторо" (название произошло от "бучино д'оро", то бишь "золотая барка", но в эпоху Ренессанса художественно домыслили этому слову происхождение от некоего мифического животного "букентавра" - быкочеловека) и бросает в воду золотое же кольцо - символический знак брака с Адриатикой.

В целом же жизнь дожа была довольно нудной и ни фига не приятной. Он не имел права появляться на публике в одиночку, без телохранителей и свиты, он не мог вскрывать государственную корреспонденцию без разрешения "уполномоченных лиц", не имел права общаться с иностранными дипломатами, не мог иметь собственность заграницей и даже не имел возможности жениться на иностранке (впрочем, учитывая то, что с определенных пор дожами становились люди весьма почтенного возраста, уже одной ногой стоящие в могиле, это не было самым тяжким условием). Что хуже всего - многие свои должностные обязанности принцепс ("первый" - слово, употреблявшееся в некоторых политических трактатах как синоним правителя Венеции) выполнял за свой счет, а в каждый государственный займ обязан был вносить собственную долю. Ему полагалось государственное жалование, но его намеренно не хватало на покрытие всех расходов по содержанию дворца и его штата. Большая часть расходов теоретически компенсировалась после смерти принцепса - его семье, но на практике каждый раз назначалась особая комиссия, расследовавшая распоряжения усопшего, и зачастую семья дожа еще оставалась должна республике кругленькую сумму всяких штрафов и возмещений. В общем, под конец республики из-за больших расходов дожами тупо выбирали людей состоятельных - последний из них, Лодовико МанИн, яростно сопротивлялся избранию и был принужден выполнять должность под угрозой сурового наказания за неповиновение - механизма отказа от избрания на официальные должности законы Венеции не предусматривали.

Ну и немного об уже упомянутыж советниках дожа, бывших на самом деле его помощниками. Вся Венеция была разделена на шесть округов, называвшихся "трибами", в каждом из которых выбирался главный магистрат, становившийся советником. Выбирали их на 8 месяцев, и они теоретически несли ответственность вместе с дожем за все государственные дела, а практически большую часть их рабочего времени занимала организация разнообразных выборов в многоразличные органы управления. У них также было право доклада Большому совету - единственных магистратов, кроме дожа. Также они заседали в и фактически возглавляли Совет сорока.

Дож, шесть его помощников-советников и три представителя из Совета сорока составляли Малый совет, или "Синьорию". "Серениссима Синьория (или Сеньория)" ("Сиятельная Синьория") - распространенное название в официальных документах (например, международных) всей Венецианской республики. Но так было не всегда - самым первым определением государства в Венеции была "Коммуна", ибо все важные вопросы, в том числе выборы дожа и его советников, решались на общем народном собрании - "аренго" (arengo). Однако к XII веку число жителей города выросло, появились другие поселения на материке и колонии, да и "лучшие люди" были недовольны засилием в собрании "подлых" - в 1032 году, как уже было сказано, дож Доменико Флабьянико создал совещательный совет "прегади". А в 1172 году, после убийства Витале Микеля II, новый дож Себастьяно Дзиани распустил "прегади" и создал Большой совет, в который вошло 480 "лучших венецианцев". Именно к этому органу перешло право Коммуны выбирать дожа и высших магистратов республики.

Критерии "лучшести" входивших в Большой совет были предметом спора до 1297 года, когда дож Пьетро Градениго распустил этот орган и поручил переизбрать его Совету сорока, причем преимущество отдавалось тем, кто уже заседал в нем предыдущие четыре года. Чуть позже список расширили до всех потомков людей, когда-либо заседавших в Большом совете - так появились венецианские патриции (наследственные члены Совета и их семьи). Сами себя они называли "благородные люди" ("нобиле уомо" - "благородный муж", либо "нобиле донна" - "благородная дама"). Документально это новое сословие было оформлено в 1315 году, когда появилась "Золотая книга". В эту книгу (по сути, список), которые вели "адвокаты Коммуны", каждый патриций вписывал всех своих детей в течении месяца после рождения, заверяя оное четырьмя свидетелями из благородного сословия. Девочек записывали так же, как и мальчиков - только от брака с "благородной донной" у "благородного мужа" рождался "благородный отпрыск".

Естественно, избирательные права патриций получал не при рождении - в Большой совет допускали только тех мужчин, кто достиг 25-летнего возраста, хотя каждый год юноши из благородных семей, достигшие 20 лет, собирались на жеребьевку, и 20% из них становились "молодыми патрициями", приобретавшими право участвовать в заседаниях и в работе магистратур, но не имеющих еще права быть избранными на ответственные посты. Это делалось специально, чтобы в системе всегда было достаточное количество людей, попавших в нее не автоматом (и лупивших глазами по сторонам), а уже изучивших ее механизмы.

В 1340 году в Большом совете было 1212 человек, в 1493 - 2600 человек. Такое расширение потребовало строительства отдельного зала для заседаний, каковой и был построен во дворце дожей. Однако разбухание совета фактически лишило его полномочий - из реально решавшего вопросы повседневного управления органа он превратился в просто собрание патрициев, из числа которых выбирали временные и постоянные органы, которые на самом деле управляли республикой - например, дожа и Малый совет, "Серениссиму Синьорию". Именно так сие словосочетание и стало олицетворять собой всё венецианское государство.

Фактические функции представительного органа перешли к Сенату - он решал вопросы объяления войны и заключения мира и политических союзов, введение новых налогов и отмену старых, утверждал кандидатов на высшие должности в армии, флоте и административной системе, назначал послов и секретарей посольств и пр. В него входили 120 человек, избираемых на год, 60 из которых выдвигал Большой совет, а 60 - сами сенаторы. Еще 140 человек участвовали в работе сената с правом совещательного голоса. Руководила работой Сената специальная коллегия из 16 человек.

Естественно, что если любой совет - Большой ли, Малый ли, Сенат ли - будет скопом трудиться над каждым вопросом, он никогда ничего не успеет. Ведь решение недостаточно тупо проголосовать - надо изучить вопрос, подготовить документы, найти варианты и предоставить их уже на рассмотрение представительного органа... То есть, в недрах венецианского Большого совета возникают хорошо всем европейцам знакомые парламентские комиссии.

Самой древней комиссией был Совет Сорока, или Кварантия. В него, как ни странно, входил 41 человек (потому что однажды при голосовании голоса разделились поровну, и такого фармазона решили более никогда не допускать). Их выбирали по сложной системе, напоминавшей избрание дожа, и трудились они на постах 16 месяцев, после чего автоматом входили в Сенат (ибо насмотришься, наслушаешься и нарешаешься в Кварантии всякого...). Их главной обязанностью было судить да рядить - магистратура выполняла функции верховного суда республики. Разбирали самые разные правовые коллизии - финансовые, экономические, уголовные, гражданские. Дел было столько, что в 1441 году Кварантию пришлось удвоить - создать отдельно уголовную и гражданскую.

Другая комиссия тоже была связана с судопроизводством - из числа самого себя Большой совет выбирал на полгода "адвокатов Коммуны", или "авогадоров". Они докладывали обо всех делах, разбираемых в Кварантии, а в "повседневной жизни" работали прокурорами (а также судебными приставами и следственным комитетом) - инициировали судебные разбирательства, выступали во всех судах, когда дело касалось государственных интересов, и представляли, собственно говоря, Серениссиму Синьорию. Также к их компетенции относились контроль за госрасходами и казной, поддержание правопорядка, надзор за исполнением судебных решений, в особых случаях - борьба с коррупцией и снятие чиновников с должностей, а также ведение "Золотой книги", куда записывали при рождении всех патрициев. В разные времена авогадоров было четверо, потом шестеро, а в итоге - трое, и влияние они имели немалое, имея полномочия закрыть любой орган власти на месяц и один день, если "чуяли крамолу" (правда, потом обязаны были подавать в другой орган жалобу, объясняя свои действия). Нередко авогадоры не боялись перечить ни Малому совету, ни Сенату, ни даже Совету Десяти.

Однако самой страшной и ненавистной простым венецианцам комиссией был Совет десяти. Появился он в 1310 году, когда знатный патриций (в его роду были дожи) Баджамонте (ака Баямонте) Тьеполо устроил заговор, чтобы убить дожа Пьетро Градениго. "Попытки к сопротивлению были подавлены", Тьеполо изгнан, но дабы такой ереси более не повторялось, был основан совет из 10 патрициев, выбираемых Большим советом на год, задачей которых было "заниматься госбезопасностью". Для этого они имели самые широкие полномочия - не были подотчетны ни одному магистрату республики, включая и дожа, располагали сетью платных шпионов, ведали тюрьмами (в том числе знаменитой Пьомби - тюрьмой со свинцовой крышей во дворце дожей, где зимой было жутко холодно, а летом - страшно жарко, и где томился несчатный Джакомо Казанова а ты не блуди!), а также установили по всей Венеции специальные щели для анонимных доносов. Решения Совета десяти могли касаться всего, что испокон веку входит в наиширочайшее понятие "государственной безопасности" - армия, полиция, финансы, "оскорбление величия Сеньории и посягательство на ее интересы", цензура и пр., причем выполнялись неукоснительно и в обход всех обычных процедур. Все дела по "госизмене" слушались заочно - ни обвиняемых, ни их адвокатов на заседания не допускали.

Естественно, что такая большая власть была снабжена массой механизмов для защиты от злоупотребления ею. Решения Десять могли принимать только в присутствии дожа и его советников (поэтому на заседаниях всегда присутствовали 17 человек), хотя они и не имели права голоса и выступлений. На каждом заседании обязательно присутствовал авогадор, имевший совещательный голос - дабы вмешаться своим авторитетом, "если что", а потом обеспечить исполнение принятых решений. Управляли советом не единолично - руководили делами трое старших ("капи", или, чисто по-венециански, "каи"), переизбираемых каждый месяц, которые, кстати, входили вместе с дожем и шесть помощниками в Малый совет. Никакого жалования "десять" не получали, а попытка их подкупа каралась смертью (и взяткодателя, и, ежели тот на сем пойман, взяткополучателя). Представители одной и той же семьи не могли входить в "десятку" одновременно.

В 1539 году Совет десяти создал еще одну комиссию - троих инквизиторов, которые после смерти каждого дожа или окончания полномочий иного высшего магистрата разбирали его решения, проверяя их законность, и подвергали наследников дожа или самого магистрата наказаниям, ежели находили какую-нибудь ересь.

Самыми известными "делами" Совета десяти стали арест и казнь в 1355 году дожа Марина Фальера, пытавшегося устроить государственный переворот, а также отречение в 1457 году дожа Франческо Фоскари, когда вскрылась секретная переписка его сына Якопо с турецким султаном и герцогом Миланским (вариант - когда Якопо прижучили за попытку коррупции). Про оба случая, кстати, Джордж Гордой Байрон написал по трагедии ("Марино Фальер, дож венецианский" и "Двое Фоскари").

Однако управление республикой - это не только официальная бюрократия в казенных зданиях, это еще и "чисто конкретные пацаны на местах", то есть преступность, организованная официально (полиция и суды) и неофициально (банды). В Венеции эти структуры были оформлены чин по чину - с любовью к людям.

Полицейские функции "на участке" исполняли начальники ночной стражи - по одному на каждую трибу, то бишь шесть человек. Именно они проводили дознание, возбуждали дела, снимали показания свидетелей, пытали обвиняемых, составляли протоколы и передавали дела в гражданские суды первой инстанции. А также в их компетенции был суд и наказание по незначительным уголовным преступлениям - там, которые не предусматривали смертной казни или длительного (более нескольких месяцев) заключения. Ибо венецианцы разумно считали, что заваливать судей, или Кварантию всякой мелочевкой - это разводить волокиту и тормозить на самом деле важные дела. Для осуществления своих полномочий начальники ночной стражи имели помощников - начальников триб, которые чередовались с ними в ночных караулах, а также вооруженных стражников, с которыми и обходили вверенную им территорию с заката до рассвета, следя за правопорядком.

Между обычными судами  (в Венеции - присяжных, со сложной системой голосования) и Кварантией помещались так называемые старые аудиторы, или гражданские авогадоры (в отличие от авогадоров Коммуны). Они исполняли функции апелляционных судей - им могли жаловаться недовольные вынесенными в судах первой инстанции приговорами. Если дело касалось сумм до 50 золотых, старые аудиторы сами принимали решения, ежели более - передавали дело в Кварантию. А с ростом владений Венеции на материке появились новые аудиторы - они занимались апелляциями жителей континентальных владений и иностранцев, их сфера компетенции была ограничена 40 золотыми, и процедура рассмотрения ими дел была упрощена, чтобы чужестранцы долго в городе не задерживались.

Это что касалось официальной власти на местах. Однако существовали и вполне себе узаконенные "объединения граждан по интересам" - в Венеции они назывались скуолы. Малые скуолы были содружествами людей по национальному или профессиональному признаку - по сути землячества или гильдии. А еще Венеция была разделена на семь больших скуол - формально благотворительных организаций, а по сути, как и все подобные "братства" в средние века, неформальные товарищества для "лоббирования интересов" во всевозможных инстанциях, дабы человек не оказывался сир и убог перед лицом бездушной бюрократической системы. Все члены большой скуолы были равны между собой (патрициям запрещалось входить в руководство, которое выбиралось), каждая имела большое красивое здание и особого святого-покровителя. Вот они:

Раз в год, 25 апреля, в День св. Марка, большие скуолы устраивали торжественные шествия (собственно, для этого они в свое время и появились - чобы устраивать общественные празднества вскладчину), и за право идти первой иногда разворачивались натуральные побоища - именно из-за разбора последствий одной из таких потасовок в 1143 году и появился на свет совет "прегади", предтеча Большого совета.

"Самые простые" суды первой инстанции, куда обращались сами граждане Венеции и откуда недовольные могли жаловаться гражданским авогадорам и новым аудиторам, делились по спецификации рассматриваемых ими дел - по торговым и коммерческим делам; по искам о зданиях и земельных владениях (то бишь недвижимости) на территории лагуны; по искам о зданиях и земельных владениях на материке; о тяжбах сирот и вдов и пр. Соответственно, и судьи делились по тем же принципам - судьи по правам собственности в Венеции; судьи прокураторов, разбирающие дела на материке; купеческие судьи и пр.

Существовал целый слой чиновников и магистратов, занимавшихся государственными доходами (ну а як же). Дабы не погрязать в дебрях проклятой экономики, тупо перечисляю: управляющие государственными доходами, городские камерлинги, президенты займов и пр. Также существовали административно-хозяйственные должности: проведиторы Коммуны (отвечавшие за чеканку монеты), проведиторы хлебных припасов, проведиторы санитарии (здравоохранения), прокураторы св. Марка (занимающиеся государственным содержанием детей-сирот, в том числе патрицианских семей) и пр.

Вообще, слово проведитор было популярным обозначением чиновника, занимающего ответственную гражданскую должность. Например, огромное влияние имели проведиторы (ака президенты) Арсенала - руководители главной государственной военной судоверфи, а также оружейной мастерской и склада вооружения и боеприпасов, по сути одной из первых в Европе государственных оружейных фабрик. Им подчинялась целая армия служащих Арсенала - плотники, кузнецы, конопатчики, матросы, судовые мастера и пр. На трех верфях Арсенала могли одновременно сооружаться до 20 галер. Хранились тут и большие запасы зерна - на случай вражеской блокады или голода. Позднее возникли два "филиала" этого заведения - арсеналы на островах Корфу и на Крите, где также строили военные суда и производили оружие и припасы для армии и флота.

Сам город Венеция и окрестные поселения на островах - Градо, Каорле, Торчелло, Мурано, Маламокко, Кьоджа, Лидо, Лорео, Квардзере и Гамбараре - назывались Догадо ("герцогство" - то бишь, территория, управляемая дожем) и подчинялись всем перечисленным выше органам управления, но в каждом поселении имелся свой местный глава исполнительной власти - подестА. Со временем власть Серениссимы Сеньории росла, и появились владения на материке - [Домини] Тер[р]аферма, и островные колонии - Стадо (ака Домини) да Мар. В них имелись свои собственные орган управления.

В Тераферму входили владения в Италии, отвоеванные и завоеванные до XVII века - города Бассано, Триест, Тревизо, Виченца, Падуя, Верона, Ровиго, Брешия, Бергамо, Крема, Кремона, Лоди и Баньоло. В каждом городе (с подчинявшейся ему округой) существовало самоуправление, возглавляемое четырьмя главными чиновниками:

Все они подчинялиль ректору Терафермы, который отчитывался перед сенатом и Советом Десяти.

Стадо да Мар в период наивысшего расцвета колониальной империи включала в себя Истрию (города Триест, Фиуме) Далмацию (Рагуза-Дубровник, Сплит), Ионические острова, сеньорию Негропонте (остров Эвбею), королевство Морею (Пелопоннес), королевство Кандия (остров Крит), королевство Кипр, герцогство Наксосское (острова Киклады в Эгейском море). В ходе многовековых войн с османами многое из этого к XVIII веку было утрачено, и в последний период существования во владении венецианцев оставались лишь Истрия, Далмация и Ионические острова. В каждом из этих владений существовали свои коллегиальные органы управления. Чаще всего колонию возглавлял байло (или ректор) - глава исполнительной власти.

Переходим к самому интересному - описанию силовых структур Серениссимы Сеньории. Важнейшую роль в политике островного государства играл, естественно, флот - по-венециански Армада. Формально главнокомандующим военно-морских сил республики был дож, но на практике первые лица перестали участвовать в военных действиях еще в средние века - даже если в прошлом они имели богатый военный опыт, выбирали их на высшую должность обычно в возрасте уже более чем почтенном, который сам по себе многие возможности ограничивал чисто физически. Так что фактически власть над Армадой принадлежала специально назначавшемуся генерал-проведитору на море (Provveditore generale da mar), гражданскому чиновнику, отвечавшему за поддержание боеспособности, дисциплины и материальной части в надлежащем состоянии. Так было в мирное время, а в период войны назначался главнокомандующий - генерал-капитан на море (Capitano generale da mar), а генерал-проведитор превращался одновременно в его главного помощника и в наблюдателя за его действиями, отчитывавшегося перед Сеньорией (тема гражданского контроля за военными в Венеции всегда была "широко развита").

Так же существовали постоянные эскадры, каждая из которых имела свои задачи. Ими руководили:

Что же касается термина адмирал (l'Ammiraglio), то почти на протяжении всей истории ВМФ Венеции его использовали в значеии "штурман" и "навигатор". Правда, имелись три должностных лица, выполнявшие административные обязанности, а в ежегодной церемонии "бракосочетания с Адриатикой" дожа руководившие командой "Бучинторо":Когда же во время войны возникала необходимость отправить куда-либо эскадру с отдельным заданием, то ее возглавлял временный кабо дель мар - "главный на море", собственно говоря, адмирал в привычном нам значении сего слова.

На боевом корабле главным лицом был сопракомито (sopracomito - "супер-комит"), позднее просто капитан, который всегда принадлежал к сословию патрициев. У него имелся первый помощник - комито, из венецианских граждан. Альмиранте или армиральо (l'almirante, l'armiraglio) выполнял обязанности штурмана и навигатора, а в бою отвечал за маневры судна. Говернатор ди наве (Governator di Nave) выполнял обязанности проведитора - отвечал за материальную часть и припасы, а также следил за капитаном. Дворяне-нобили (их должно было быть обязательное количество на каждом боевом корабле) составляли костяк экипажа в абордажном бою, а двое или из них, нобили ди поппа (nobili di poppa - "дворяне на корме") отвечали как раз за организацию и руководство абордажными командами.

Нижние чины экипажа делились на маринаи (marinai) - моряков, управлявших движениями корабля с помощью рангоута и такелажа, галеотти (galeotti) - гребцов (в Венеции не пользовались рабами, на судах гребли вольнонаемные, либо осужденные на разные сроки должники или преступники), плотников и конопатчиков, отвечавших за состояние корпуса судна, а также фанти да мар (fanti da mar) - морских пехотинцев. Экипаж большой боевой галеры обычно насчитывал 250-300 человек.