Эрнест Лависс, Альфред Рамбо

История XIX века в 8 томах


Том 1. Время Наполеона I. 1800–1815.

  • ГЛАВА I. КОНСУЛЬСТВО. ВНУТРЕННЯЯ ИСТОРИЯ. 1799–1804
  • ГЛАВА II. КОНСУЛЬСТВО. ДИПЛОМАТИЯ И ВОЙНЫ. 1799–1804
  • ГЛАВА III. ИМПЕРИЯ. ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЕРТАЯ КОАЛИЦИИ 1804—1807
  • ГЛАВА IV. ФРАНКО-РУССКИЙ СОЮЗ.
       ОТ ТИЛЬЗИТСКОГО СВИДАНИЯ ДО ОБРАЗОВАНИЯ ПЯТОЙ КОАЛИЦИИ. 1807–1809
  • ГЛАВА V. ПЯТАЯ КОАЛИЦИЯ. ВОЙНА С АВСТРИЕЙ. 1809
  • ГЛАВА VI. ИСПАНИЯ И ПОРТУГАЛИЯ. 1800–1814
  • ГЛАВА XIII. ИТАЛИЯ. 1800–1814
  • ГЛАВА XIV. ШВЕЙЦАРИЯ. 1799–1814
  • ГЛАВА XV. ГОЛЛАНДИЯ. 1789–1814
  • ПРИЛОЖЕНИЯ .

    Том 2. Время Наполеона I. 1800–1815.

  • ГЛАВА I. НАПОЛЕОНОВСКАЯ ГЕРМАНИЯ. РЕЙНСКИЙ СОЮЗ. 1800—1813
  • ГЛАВА II. ПОЛЬША И ВЕЛИКОЕ ГЕРЦОГСТВО ВАРШАВСКОЕ. 1796—1813
  • ГЛАВА III. АНГЛИЯ. 1800–1813
  • ГЛАВА IV. АНТИНАПОЛЕОНОВСКАЯ ГЕРМАНИЯ: АВСТРИЯ И ПРУССИЯ. 1800–1813
  • ГЛАВА V. ВЕНГРИЯ. 1790–1814
  • ГЛАВА VI. РОССИЯ. 1801–1812
  • ГЛАВА VII. ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА. ТУРЦИЯ И ХРИСТИАНСКИЕ НАРОДЫ 1792—1815

    Том 3. Время реакции и конситуционные монархии. 1815-1847

  • ГЛАВА I. ВЕНСКИЙ КОНГРЕСС. 1814—1815
  • ГЛАВА II. СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ И КОНГРЕССЫ. 1815—1823
  • ГЛАВА III. ФРАНЦИЯ. ВТОРАЯ РЕСТАВРАЦИЯ 1815—1828
  • ГЛАВА IV. РОССИЯ. ВНУТРЕННЯЯ ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДР И НИКОЛАЙ. 1815–1847
  • ГЛАВА V. ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА. 1814–1821
  • ГЛАВА VII. РЕВОЛЮЦИЯ 1830 ГОДА ВО ФРАНЦИИ
  • ГЛАВА VIII. КОРОЛЕВСТВО ПОЛЬСКОЕ. ВОССТАНИЕ. 1815–1816
  • ГЛАВА X. ФРАНЦИЯ. ИЮЛЬСКАЯ МОНАРХИЯ. 1830–1847
  • ГЛАВА XIV. ИТАЛИЯ. 1810–1846
  • ПРИЛОЖЕНИЯ

    Том 4. Время реакции и конситуционные монархии. 1815-1847

  • ГЛАВА III. ГЕРМАНИЯ. 1815–1847 .

    Том 5. Революции и национальные войны. 1848-1870

  • ГЛАВА I. РЕВОЛЮЦИЯ 1848 ГОДА И РЕАКЦИЯ ВО ФРАНЦИИ. 1848—1852
  • ГЛАВА II. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ В ИТАЛИИ. 1848–1849
  • ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ В ГЕРМАНИИ. 1848–1852
  • ГЛАВА IV. РЕВОЛЮЦИЯ И РЕАКЦИЯ В АВСТРИИ. 1848–1859
  • ГЛАВА V. ФРАНЦИЯ. ВТОРАЯ ИМПЕРИЯ. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА. 2 декабря 1852— 21 мая 1870
  • ГЛАВА VI. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС. КРЫМСКАЯ ВОЙНА.
       ОТТОМАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ХРИСТИАНСКИЕ НАРОДНОСТИ БАЛКАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА
  • ГЛАВА VII. ОБЪЕДИНЕНИЕ ИТАЛИИ. 1850–1870
  • ГЛАВА VIII. ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ. 1852—1870 .

    Том 6. Революции и национальные войны. 1848-1870

  • ГЛАВА X. ВОЙНА 1870–1871 ГОДОВ. ИМПЕРИЯ

    Том 7. Конец века. 1870-1900.

  • ГЛАВА VIII. ИТАЛИЯ . 1870–1900
  • ГЛАВА X. ГЕРМАНИЯ 1871–1900
  • ГЛАВА XI. РОССИЯ . 1871–1900
  • ГЛАВА XII. ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА ДО БЕРЛИНСКОГО КОНГРЕССА 1871–1878
  • ГЛАВА XIII. ХРИСТИАНСКИЕ ГОСУДАРСТВА БАЛКАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА . 1870–1900

    Том 8. Конец века. 1870-1900.

  • ГЛАВА XI. РУССКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ. 1870—1900

  • ОТ РЕДАКТОРА

    Большое дело в области расширения и углубления исторических знаний в широкой массе советских читателей делает Огиз-Соцэкгиз, выпуская в свет восемь томов известного коллективного труда по истории XIX века, вышедшего под редакцией Лависса и Рамбо. Собственно, из всех больших европейских изданий, подводящих общие итоги результатам исторических исследований по истории XIX века, с трудом Лависса и Рамбо может быть сопоставлена по научной основательности одна только «Кембриджская новая история» («Cambridge modern history»), редакторы которой отвели пять томов (VII, IX, X, XI и XII) своей коллекции истории XIX века. Но Кембриджская история рассчитана больше на специалиста, чем на массового читателя, — и по своему объему, и по очень сухому изложению, и по характеру содержания, и по типу огромнейших библиографических приложений. Английское издание пригодно не столько для систематического чтения, сколько для наведения нужных справок при научно-исследовательской работе.

    Совсем другое дело Лависс и Рамбо. Они дают не только живое, связное, литературно исполненное изложение всей громадной массы сложнейших политических событий XIX столетия во всех странах Европы, но и очень содержательную, при всей своей краткости, характеристику таких явлений мировой культуры, как литература, музыка, живопись, скульптура, архитектура, развитие научных знаний (математики, механики, астрономии, физики, химии, зоологии, физиологии, медицины и т. д.). Широта кругозора — совсем исключительная, и это одно делает русское издание Ларисса и Рамбо драгоценным подарком для нашей новой, огромной советской интеллигенции. Эти восемь томов дадут читателю ясное, отчетливое представление о таких именах и событиях, беглое, случайное упоминание о которых он встречает чуть не ежедневно в газетах и журналах, но справиться о которых ему бывает далеко не всегда удобно и возможно.

    Но этими главами о литературе, об изобразительном искусстве, о науке не ограничивается полнота и разносторонность коллективного труда Лависса и Рамбо. Мы находим здесь специальные главы, посвященные истории таких стран, которые обыкновенно обходятся полным молчанием в общих трудах подобного типа: Швейцарии, Швеции, Норвегии, Голландии, Дании, Бельгии, Австрии, Испании, романских стран Южной и Центральной Америки, Индостана, Персии, Афганистана, Турции, Китая, Японии, Кореи, доминионов и значительных колоний европейских стран, вроде Австралии, Канады, Индии, Южной Африки, Египта, Индо-Китая, Алжира и т. д. История всех этих стран изложена кратко, но точно и очень содержательно. И изложена так, что эти главы можно с интересом читать страницу за страницей подряд, не отрываясь, а не только искать в них нужные фактические справки.

    Нечего и говорить, что подобающее место отведено Соединенным Штатам.

    Советский читатель 1938 года совсем не походит на читателя первых лет революции. Нынешний наш читатель, особенно тот, на которого рассчитано русское издание восьмитомника Лависса и Рамбо, вполне научился разбираться в предлагаемом ему материале. Он отлично поймет, что людей, близких нам по историческому и социально-политическому мировоззрению, среди сотрудников Лависса и Рамбо нет, если не считать Ромэна Роллана.

    К счастью, Лависс и Рамбо и их сотрудники очень нечасто отваживаются воспарять ввысь и философствовать, а довольствуются живым, связным, конкретным изложением событий в их хронологической и непосредственно причинной связи. Нужно, с другой стороны, отдать им справедливость: и редакторы и авторы по мере сил стараются быть «объективными» и воздерживаются от полемических выпадов против неугодных им деятелей, партий, течений общественной мысли.

    Одним из больших достоинств труда Лависса и Рамбо нужно признать также искусный и настойчиво проведенный показ тесной связанности между внутренней и внешней политикой каждой страны на любом этапе ее истории. Особенно наглядно и удачно это сделано на кратких, но очень содержательных страницах, посвященных державам Балканского полуострова — Сербии, Болгарии, Греции, Румынии. Советский читатель привык, что об этих странах ему вообще ровно ничего не рассказывается в общих книгах, посвященных XIX веку, а тут, у Лависса и Рамбо, он не только ознакомится с их положением, но и ясно уразумеет ту роль, которую этим странам суждено было сыграть в истории международных отношений XIX века, а это тем более интересно и существенно, что в настоящее время балканским странам угрожает агрессия со стороны германского и итальянского фашизма. Нечего и говорить, что тот же принцип показа тесной связанности внутренней политики с внешней проводится неуклонно и в изложении истории Англии, Франции, Германии.

    К числу частных достоинств труда Лависса и Рамбо современный читатель, конечно, причислит очень обстоятельные, содержащие обильный фактический материал и очень хорошо изложенные главы, относящиеся к двум странам, от которых тоже другие коллективные общие труды отделываются наскоро несколькими страницами, если не строчками: мы имеем в виду Австрию и Испанию. Историю Австрии написал Луи Эйзенман, известный знаток истории «Центральной Европы», а история германской и австрийской революции 1848 года принадлежит перу учителя Луи Эйзенмана, первоклассного знатока- истории австрийских земель, Эрнеста Дени.

    Еще легче, конечно, авторам, участвовавшим в составлении этих восьми томов, сохранить беспристрастие, когда они говорят о событиях и лицах, меньше затрагивающих «патриотическую» струну во французах, чем наполеоновская эпопея. Так, провокационное поведение французского правительства в 1870 году отмечено точно, и тон герцога Граммона, французского министра иностранных дел, в его речи 6 июля 1870 года назван «нелепо вызывающим». Очень беспристрастно описана геройская оборона русских в Севастополе в 1854–1855 годах.

    Крайне содержательны последние два тома, посвященные «концу века» (1870–1900). Тут особенно полезной для советского читателя окажется статья об Италии, о которой на русском языке имеется так мало книг. Очень доказательно характеризуется всегдашняя нелепость, искусственность и вредоносность для интересов Италии «союза» с Германией, причем цитируются слова итальянского министра иностранных дел Робиланта, сказанные им по поводу уже четвертый год существовавшего тогда (1886) союза Италии с Германией: «Положительно, Италия утомлена этим бесплодным союзом, и я слишком глубоко чувствую, что он всегда будет бесполезен для нас». Вообще следует заметить, что умение редакторов и авторов приводить в их кратких очерках всегда очень кстати подлинные цитаты из документов необыкновенно оживляет изложение, не говоря уже о том, насколько эта манера цитировать первоисточники повышает научную ценность всего труда.

    Одним из больших качеств труда Лависса и Рамбо является удивительное по ясности, точности и вместе с тем немногословности изложение истории сложнейших дипломатических конфликтов и «вопросов», имевших в истории XIX века огромное значение, и развитие которых так сказалось и продолжает сказываться и в XX веке. Тут прежде всего следует назвать «восточный» (турецкий) вопрос, балканские дела, вопрос о Конго и вообще вопрос о разделе африканского континента. Об этих вопросах и конфликтах и об их истории постоянно и очень настойчиво вспоминается и в общих трудах, и в монографиях, и в книгах, и в журналах, и даже в газетах, часто делаются при этом беглые намеки, а что означают эти намеки, в чем заключались главные черты развития этих сложнейших явлений, — читатель далеко не всегда знает и не всегда может даже сообразить, где ему искать нужные справки и сведения. У Лависса и Рамбо все это рассказано кратко, логически связно, живо и толково.

    В упрек авторам можно поставить зато слишком уж беглое изложение событий, относящихся к Персии (Иран). При соблюдении масштаба, принятого относительно Турции, следовало бы Персии посвятить по крайней мере в три раза больше места, чем ей отвели здесь Лависс и Рамбо.

    Отметим немногие примеры некоторой «отсталости» труда Лависса и Рамбо, вызванной и обилием новой документации и ростом монографической литературы, вышедшей уже за последние 12–13 лет, т. е. после появления новейшего издания Лависса и Рамбо.

    По наполеоновской Европе и по времени Реставрации за годы, прошедшие после появления последнего французского издания, появились последние два тома труда Дрио «Napoleon et Еuгоре» (1927), труды Анри Сэ «Esquisse d'une histoire economique et sociale de la Prance depuis les origines jusqu'a la guerre mondiale» (1929), Дешана «Sur la legende de Napoleon» (1931), последние пять томов исследования Кирхейзена «Napoleon I», моя работа, подводящая итог исследованиям об этом времени (Е. В. Тарле, Наполеон, Соцэкгиз, 1938). Появилось в 1928 году мое исследование об экономике Италии при Наполеоне «Le blocus continental en Italie». Вышли за эти годы вновь найденные письма Наполеона к Марии-Луизе («Lettres inedites de Napoleon I к Marie-Louise»), три тома «Memoires» королевы Гортензии (1926–1927) и целый ряд книг, указания на которые читатель найдет в библиографических приложениях.

    Лависс и Рамбо не дают по истории Соединенных Штатов, той отчетливой картины, которую могли бы дать, если бы знали, например, вышедшую в 1929 году капитальную работу Кларка по истории мануфактурной промышленности в Соединенных Штатах Америки (Clarke, History of the manufactures in the U. S. A. I860—1914, Washington) или Кэрмэна (Carman, Social and economic history of the U. S. А., первые два тома).

    Вся ранняя история Соединенных Штатов и причины гражданской войны получили бы у Лависса и Рамбо более реальное и отчетливое освещение, и экономические причины описываемых явлений стали бы гораздо яснее читателю

    Вообще именно в последние годы (1930–1938) экономическая история XIX века разрабатывается на Западе гораздо усерднее, чем это имело место до войны и во время войны. Лависс и Рамбо (точнее, авторы, работавшие по подготовке их нового французского издания) не могли воспользоваться интереснейшим материалом, собранным Порьиром (Puryear, International Economics and Diplomacy in the Near East, 1834–1853, London, 1935), много дающим для понимания экономических причин Крымской войны. Немало пришлось бы пересмотреть редакторам и авторам и вообще по ряду вопросов британской внешней политики, если бы они могли знать издания Гуча и Темперлея или книгу Алэви (Halevy, Histoire politique du peuple anglais au XIX sificle, четыре тома).

    Теснейшая связь между агрессивностью британской внешней политики в XIX веке и растущими с каждым десятилетием планами и потребностями английского экспорта была, бы читателю яснее представлена, чем это сделано в труде Лависса и Рамбо. И тогда шовинизм Пальмерстона, о котором столько говорится, получил бы реальное объяснение.

    Много уточнений в историю Италии после 1871 года внесла появившаяся в 1929 году «История современной Италии» («Histoire de Tltalie contemporaine») Бенедетто Кроче. Этот автор дает совсем отсутствующий у Лависса и Рамбо анализ эволюции, через которую прошла итальянская монархия за последнее сорокалетие XIX века. Бенедетто Кроче дает также картину нарастания милитаристских тенденций и причину этого явления. Всего этого мы не находим у Лависса и Рамбо.

    Точно так же неполно характеризуется и роль Наполеона III в деле воссоединения Италии. Назвать его в данном именно случае «коронованным мечтателем», как это сделано в труде Лависса и Рамбо, значит слишком мягко и, главное, слишком лестно отозваться о политическом деятеле, который ухитрился урвать у объединяющейся Италии две провинции (Савойю и Ниццу) и вопреки обещанному дать за это лишь половину того, что обещал. Тут редакторов и авторов следует упрекнуть в том, что они не использовали капитальный труд Поля Маттера "Cavoup", вышедший незадолго до появления нового французского издания (1923).

    По целому ряду вопросов международной политики авторами и редакторами мало использован знаменитый, так долго бывший под спудом третий том «Gedanken und Erinnerungen» Бисмарка, и это сказалось на неполном освещении истории возникновения франко-русского союза. Теперь может быть признано, что отставка Бисмарка сыграла решающую роль в ускорении этого события мирового значения.

    Редакция отмечает в примечаниях те места в изложении, которые уже успели в той или иной мере устареть. А прилагаемая библиография с особенным вниманием отмечает труды, явившиеся на свет после 1925 года.

    Лависс и Рамбо и их сотрудники дают советскому читателю колоссальный, научно проверенный, стройно систематизированный материал. Читатель найдет здесь не все, но очень многое, что ему совершенно необходимо знать по истории человечества в XIX столетии.

    Редактор и издательство считали себя обязанными в ряде случаев дать свои примечания. Не забудем, что ведь дело не только в научных и политических воззрениях редакторов и авторов, но и в том, что наука успела шагнуть вперед за те годы, которые прошли со времени появления последнего французского издания (1924–1926) труда Лависса и Рамбо, и кое о чем мы имеем гораздо более обильные и точные сведения, чем те, которыми располагали авторы и редакторы этого коллективного труда, а поэтому примечания, конечно, были необходимы. Но слишком испещрять примечаниями русский перевод нам показалось совершенно излишним: довольно помнить о буржуазно-либеральном мировоззрении редакторов и авторов этого коллективного труда. Наш читатель сам сделает в ряде случаев необходимые мысленные поправки.

    Пока у нас нет еще систематической, последовательно выдержанной с марксистско-ленинской точки зрения и вместе с тем не уступающей Лависсу и Рамбо в смысле обилия фактического материала книги по общей истории XIX столетия, — этот восьмитомный труд при всех своих недостатках может очень и очень пригодиться нашему жадному к историческому знанию советскому массовому читателю.

    Е.В.Тарле