Лесной Д.С

жулики за карточным столом



Легальная и нелегальная информация

Прежде чем говорить о передаче информации - «маяке», следует разобраться в том, какую информацию вообще следует считать легальной, а какую - нелегальной

Каждый игрок получает много легальной информации о раскладе в процессе торговли (или делает выводы из её отсутствия), а также в процессе розыгрыша. Вистующим разрешено и даже предписывается передавать партнёру информацию при сносах - «первым сносом показывай сильную масть, вторым - слабую» и т.д.

Не считается нелегальной также случайно полученная информация: противник небрежно держит карты, позволяя их видеть и т.п

Этика запрещает все действия, которые могут оказаться способом передачи нелегальной информации

Например, нельзя приготовить карту для игры во взятку заранее. Такое движение может служить информацией партнёру, что, дескать, я эту карту бью, и повлиять на его снос

Также нельзя приготовить карту для следующего хода, так как партнёр сделает вывод, что вы знаете, что эта взятка будет вашей, т.е. имеете в масти хода старшую карту

Таких ситуаций может быть очень много

Например, один из вистующих попал разыгрывающему в козырь трефами. Так как этот вистующий - человек преклонного возраста, который постоянно жалуется на плохую память, то он тут же кладёт одну карту на стол взакрытую, объясняя это действие как мнемотехнический приём (чтобы не забыть, во что ходить, когда придёт ход). В его действиях, если задуматься, содержится целый поток нелегальной информации. Во-первых, известно, что у него есть трефы. Во-вторых, понятно, что он собирается получить ход, т.е. взять взятку в одной из мастей, и т.д.

Однако любое из перечисленных действий, совершённое вольно или невольно - по незнанию этических норм преферанса, или в силу плохого воспитания, или по забывчивости, по рассеянности, под действием эмоций или винных паров, - маяком не является. Маяком мы будем называть только умышленную передачу нелегальной информации, подчиняющуюся, как правило, определённой системе, разработанной и оговорённой заранее, до начала игры

Маяк

Передавать игроку нелегальную информацию во время игры может как сторонний помощник, присутствующий при игре, так и участник

В коллективной пульке самым распространённым способом передачи нелегальной информации является маяк между партнёрами. Попутно нужно заметить, что факт обмена информацией автоматически означает предварительный сговор и игру "на лапу" (на один карман)

Способов передачи маяка существует великое множество

Маяк положением карт

Представим, что два «налапника» условились:


вертикальное положение собранных в стопку карт
"одна" или "пики"

положение под углом в 45 градусов к поверхности стола
"две" или "трефы"

горизонтальное перпендикулярно плоскости стола
"три" или "бубны"

горизонтальное параллельно плоскости стола
"четыре" или "червы"

Тот, кто подаёт сигнал первым, спрашивает, а второй - отвечает

Пришла первому такая карта:

Он сказал "раз", а сам сложил карты стопкой и держит вертикально - спрашивает о пиках. Партнёр спасовал и держит карты в руке под углом в 45 градусов - у него две пики. Тогда первый, протягивая руку за прикупом, ставит карты горизонтально - спрашивает о бубнах. Партнёр отвечает: одна (держит карты вертикально). Что можно сказать о предстоящей игре? Нужно заказать 6 и посадить третьего без одной, разыгрывая втёмную бубну трижды сверху и не откозыривая. Если бубновая масть лежала бы пополам, можно «рискнуть» и выиграть 8 (например, в игре со скачками)

О ренонсах в этой системе партнёры информируют друг друга, пощёлкивая картами в нужном положении, соответствующем определённой масти. Держит один карты параллельно плоскости стола и перебирает их по торцам, ожидая заявки или хода. Это сигнал, означающий, что у него нет червей. Если учесть, что можно попросить хода в определённую масть, то становится ясно, что такой обмен информацией даёт «некоторое преимущество»

Кроме количественного маяка в этой системе обычно имеется качественный сигнал в один бит информации типа «да-нет», например ладонь открыта - ладонь сжата в кулак. Он применяется для рекомендаций: вступать в торговлю или не вступать, вистовать - не вистовать, перебивать карту или не перебивать, а также для обозначения старшей или младшей карты в масти

О том, какие возможности предоставляет система, наглядный пример даёт случай. Дело было в мои студенческие годы. Мы ехали в электричке втроём: я с отцом и с однокурсником - моим постоянным партнёром. Чтобы скоротать время, стали писать пулю - по копейке за вист. Сыграли примерно полпули, как вдруг товарищ мой запросил количество треф. Я от неожиданности смутился и стал смотреть в окно, делая вид, что не замечаю маяка. А коллега буквально требует: «Интересуюсь,— говорит, - Дуся, как Вы, такая молодая, красивая женщина, два месяца на курорте и всё - без путёвки?» Куда деваться? Ответил, что две. Партнёр не унимается - теперь его бубна интересует. Что ему надо! Играем в семейном кругу, по символической ставке! Не буду отвечать! А он заявку не делает, напевает: «Спрашивайте, мальчики, спрашивайте. Только ничего не приукрашивайте» Какой, всё же, нахалюга! Видать, задумал что-то необычное. Отвечаю: «Одна». - «А какая?» - спрашивает. «Семёрка, чтоб тебе пусто было!» Отец начал нервничать - любому станет ясно, что происходит что-то неладное. «Мизер!» - решился партнёр

Даже неудачная покупка (две червы) не помешали моему партнёру выполнить контракт. Нужно ли говорить, что этот мизер произвёл на моего отца неизгладимое впечатление? Он бросил карты и отказался продолжать игру. С тех пор прошло уже более 20 лет, а отец обижается по сей день: «Родного отца готов был раздеть на маяках…»

Сигнал - способ, которым карта кладётся во взятку

Система вопросов и ответов позволяет получить исчерпывающую информацию о раскладе. Однако она довольно громоздка и, как бы это сказать, «стремновата». Гораздо более мягкой и почти такой же действенной является другая система

Качество карты на руках до начала торговли сообщается при помощи уровня, на котором игрок держит карты

Высоко - хорошая карта: игра на руках или хорошая распасовка. На уровне груди - так себе. Совсем низко - дело плохо: сяду или наберу 4–5 взяток на распасовке

Если партнёр держит карты высоко, пасуешь. Если у обоих плохо, кто-то один пытается играть

Тот же сигнал - при заказе игры и при решении проблемы: вистовать или не вистовать

Высоко карты - не сижу, очень высоко - посажу вистующих, низко - сяду сам, совсем низко - сяду, и не без одной

При розыгрыше втёмную или на распасовке количество карт сигналится способом, которым карта кладётся во взятку: снизу (параллельно плоскости стола)— синглет; сверху - дублет; сверху с каким-нибудь словом - триплет; снизу со словом - четыре и более карт в масти

Приведу пример одной распасовки, сыгранной на пляже в Сочи. Мы с партнёром сидели на W и S. Противник соответственно на E

На два червовых хода из прикупа Восток снёс туза и короля бубён. Мы пока ничего не знаем о раскладе, кроме того, что черва у нас лежит 3:3

Запад ходит десяткой треф, сигналя дублет. Восток подкладывается, Юг берёт королём (сигналя триплет) и отвечает девяткой пик (давая понять, что у него их две)

Запад бьёт королём (молча сверху) и повторяет трефой. Восток снова подкладывается, Юг берёт тузом

Что в этот момент можно сказать о карте противника? Червей у него не было изначально. Пик - четыре, треф - три. Остаются три карты в бубнах, из которых он уже снёс две

Юг добирает дамой пик и ходит бубновой девяткой, понимая, что у Запада наверняка есть карта младше девятки и что он обязан пропускать. Если бы у Востока в бубнах была не восьмёрка, а десятка, он взял бы четыре взятки, а так - всего три (следующий ход Юга - валет треф)

Восток потом сетовал, что после прикупа у него была единственная «дырка» - третья дама в трефах

Экзотические маяки

Сигнал положением карт и способ, которым карта кладётся во взятку, исчерпывают, пожалуй, 90% используемых на практике (в процессе игры) систем маяка. Вы можете добавить сюда прикосновение к различным частям тела (лица), например: провёл рукой по волосам - 4, или черва; лоб (вытер пот платком) - 3, или бубна; нос (зачесался) - 2, или трефа; рот или подбородок - 1, или пика

Того же эффекта можно достичь, если придумать четыре различных положения для пальцев одной руки и т.д. Но это уже больше относится к маяку со стороны

Не стойте, пожалуйста, за спиной!

Часто нелегальная информация поступает шулеру от пособника, который сам в игре не участвует. Могу рассказать, как я впервые испытал действие маяка на себе

Я учился тогда на втором курсе МГУ, считал, что играю в преферанс очень хорошо, и никого не боялся. Ко мне пришёл поиграть однокашник (он учился на нашем факультете курсом старше). До этого мы раз или два встречались, играя коллективную пулю - не помню в каком составе. На этот раз бой шёл в гусарика и я победил. На следующий день мой партнёр пришёл с товарищем, занёс деньги, которых не хватило рассчитаться накануне, и предложил продолжить. Товарищ его сел рядом с ним: «Ничего, если я поприсутствую - посмотрю, поучусь?». На это мой партнёр заметил: «Глядя ко мне в карты, ты ничему хорошему не научишься. Вот человек хорошо играет. У него поучись!». Должен сказать, что последнее замечание мне польстило. «Вы не возражаете, если я буду смотреть Вам в карты?» - «Пожалуйста, смотрите»

В руках у наблюдателя появился спичечный коробок, которым, как я узнал впоследствии, он и маячил: вертикально - 1, или пики; под углом 45° - 2, или трефы, и т.д. Можно только удивляться собственной доверчивости, потому что я не прогнал «ученика» даже после распасовки, проигранной 8:2 с такими картами:

Я занимал позицию Запада на второй руке. Партнёр начал восьмёркой червей, на которую я снёс туза треф. Следующим ходом была отобрана восьмёрка треф и, после некоторых манипуляций картами и спичечным коробком, последовало разящее включение: семёрка бубён. Я спросил партнёра, не боялся ли он бубнового возврата. «Боялся,— ответил партнёр, - но ведь нужно ещё угадать, сколько у меня бубён…».О том, что он сыграл на единственный и очень маловероятный вариант, я как-то не подумал. Естественно, пуля закончилась разгромом

Спичечный коробок вовсе не единственный атрибут маяка и что той же цели может служить любой прямоугольный предмет, а также карандаш или ручка. Человеку с воображением можно не объяснять, что давать маяк можно множеством различных способов - почёсыванием, подмаргиванием, показом количества карт на пальцах, взаимным положением пальцев и т.д.

Все перечисленные способы относятся только к визуальному маяку, т.е. к такому, который можно увидеть глазами. А сколько существует других!

Старик, всю жизнь промышлявший мошеннической игрой в покер на судах, плывущих вверх и вниз по Миссисипи, изображал слепого музыканта. Он никогда не держал в руках карт - играл его сообщник, по виду - неотёсанная деревенщина. Старик «сидел на маяке» и передавал исчерпывающую информацию о картах музыкальными фразами. Если учесть, что в покере возможны всего-то 2598960 пятикарточных комбинаций, то музыкальная палитра, несомненно, богаче. А девять значимых покерных комбинаций (от пары до флеш-рояля) можно передать, наверное, даже играя на дудочке. А старик, говорят, был виртуоз

Если «лох пускает за спину», то остальное, как говорится, дело техники. Нет никакой разницы, каким способом сигналист передаёт информацию: визуальным или каким-то ещё. Одному игроку, рассказывали, сажали на колени девочку, которая свободной рукой опиралась на спинку соседнего стула и выстукивала пальчиками расклад в спину сидящего на этом стуле противника. Бывает, что в сложных ситуациях «на маяк» посылают жену, которая в ответственный момент начинает хлопотать по хозяйству и то и дело оказывается то возле холодильника, то возле плиты, но каждый раз - у вас за спиной. Если игра происходит на пляже или в другом людном месте, «цинкующий» может легко затесаться в толпе зевак или будет просто лежать на соседнем лежаке, прикрыв лицо от солнца газетой (с дыркой)

Можно ли проиграть, имея такое преимущество? В принципе, не исключено. Я знавал одного сильного преферансиста, пожалуй, самого сильного в Москве на тот момент (примерно 1975–1980гг.), который просто «выдерживал систему». Ему смотрят в карты, а он играет себе - как будто тоже против открытых. Где нужно - на распасовке - сыграет с глубоким добором; в проблемной масти сделает своевременно профилактику; если распасовка выигрывается фиксированно, он никогда не станет рисковать, чего-то там не добирать: свои отобрал и отдался. Что пользы знать все его карты, если он их и так может показать со словами: «Моих больше нет»?

Один из немногих способов проиграть при игре «на стационаре» - если тебя «катит» партнёр. Например, стоит в доле с противником и иногда «ошибается». Как известно, ложная информация обходится гораздо дороже, чем её полное отсутствие. Известны также случаи, когда обыгрывали человека, сидящего на маяке. Он себе знай маячит, делает работу честно, сидит, как правило, в нечеловеческих условиях, шевельнуться боится. А тот, кто принимает информацию, находясь в тайном сговоре с противником, всё делает правильно - информацию использует по назначению, всё угадывает, играет безошибочно. Но… пропускает какие-то другие приёмы, более сильнодействующие, например сменки или заклад. Противник играет себе девятерные, и от маяка толку никакого. Объяснение простое: «счастье фраера ярче тысячи солнц». Подлый мир! Никогда нельзя повернуться спиной или забыть, что любой из шансов - оружие обоюдоострое

Педалирование

Тут уж, казалось бы, чего проще! Сидят партнёры за столом напротив. Вытянули ноги и педалят друг другу расклад. Система самая простая: раз надавил - пика?; три нажатия в ответ - всё понятно. Есть даже неписаные правила: один резкий толчок означает «Да» при ответе на любой вопрос, серия толчков или горизонтальные поглаживающие движения - «Нет». Правда, и здесь возможны неожиданности

Однажды на лавочке в парке Горького сидят два серьёзных игрока - Вампир и Спортсмен. Играют в деберц - открытые против закрытых. У Спортсмена, играющего на открытых, человек пять долистов стоят вокруг. Наступил решающий момент в партии. Спортсмену нужно угадывать, ходить ли ему из-под туза или сверху. Нужен послед, иначе - байд. Решение зависит от того, одна карта у противника в этой масти или две. Игра дорогая. Один неверный ход будет стоить два куша. Пауза затянулась. Вдруг Спортсмен почувствовал мягкое прикосновение к стопе: кто-то слегка наступил ему на ногу и не убирает. Профессионал до мозга костей, Спортсмен всем своим видом демонстрирует индифферентность. Смотрит сосредоточенно на карты - не дай бог, взглянуть на ногу и обнаружить тайную помощь. Рассуждает вслух: «Пойду-ка я с туза» - и берётся за карту. В ответ лёгкое поглаживание по ноге: нет!— «Или, может быть, лучше с маленькой?» В ответ короткий резкий импульс: да! Ходит с маленькой. Противник берёт голой десяткой и показывает карту другой масти: «Давай сюда, байд!». От неожиданности Спортсмен долго не может понять - что произошло?! Потом переводит взгляд на ногу, как бы ища ответа на вопрос: «Как такое могло случиться? Почему десятка - голая?» А на его ноге - нога Вампира

Маяк между противниками (на себя)

Случается и такое, что противники обмениваются сигналами между собой. Это значит, что жертва идёт к кому-то из них в долю. Деньги жертвы игроки поделят между собой позже. Про такую ситуацию в Харькове в своё время говорили стихами:

Мы делили не спеша
Полкуша от полкуша

Действительно, проигран некий куш. Жертва отдала свою половину. Одну половину от этой половины забрал один игрок, а другую - другой. Если у него есть долисты, они и делят «не спеша» то, что осталось

Недобросовестное партнёрство

Коль скоро существуют «маяки», любое партнёрство с их применением заслуживает названия недобросовестного - по отношению к третьему игроку. Но помимо обычного, можно выделить ещё и недобросовестное партнёрство в квадрате. Это «двойная» игра, «левая» игра, скат долиста, причём некоторые способы такого надувательства ближнего не лишены известного изящества (по самой задумке)

Я, например, знаю верный способ, как с помощью недобросовестного партнёрства выиграть деньги наверняка, причём наперёд заданную сумму. Подходишь к одному человеку и предлагаешь: «Давайте играть в преферанс в доле». Потом подходишь ко второму и третьему и говоришь то же самое. Составляется пулька, в которой между вами и каждым из остальных участников состоялся тайный сговор

А дальше делай что хочешь, лишь бы проиграть побольше: хочешь технично - кидай сменки сам себе, или можешь, как сумасшедший, заявлять мизер на каждой сдаче и брать по пять взяток - дело вкуса. В конечном итоге наживёшь ровно столько, сколько проиграл в этой пуле. Поясняю

Допустим, ты проиграл 3000 рублей, соответственно остальные трое выиграли, скажем, поровну - по 1000 рублей. Разводишь руками: мол, не повезло,— и покорно выплачиваешь долг. Потом, так как отношения-то со всеми тайные, отводишь в сторонку каждого по отдельности. После взаимных упрёков и покаяний переходите к финансовой части:

—Для начала, верни-ка мне тысчонку, которую получил от меня! Итого мы проиграли две. С тебя 1000 рублей - и мы в расчёте. Не переживай, в следующий раз отыграемся. Больше не буду так азартничать

Выяснив таким образом отношения с каждым, получаешь свои 3000 рублей назад и 3000 рублей чистой прибыли

О том, какой урон наносят ошибки при игре на маяках

Однажды мне пришлось играть в Ташкенте против двух сообщников, навязавших среди прочих условий неограниченную геометрическую прогрессию на распасовке. Можно себе представить, что способны сделать с жертвой два опытных игрока, играя на маяках при таких кабальных условиях. Но чем могут быть чреваты ошибки при игре на маяках!

Мне не хотелось раскрываться, и я собирался доиграть пулю (желательно, конечно, с возможно меньшими потерями), чтобы потом перевести игру в более благоприятное русло: в гусарика. Дело в том, что разница в классе была видна невооружённым глазом, а я всё-таки привык ощущать себя охотником, а не жертвой

Ребята всем другим играм предпочитали распасовки

Я бился как лев, стараясь «уползти в ноль», но шансы были невелики. Наконец пришёл момент, когда я понял весь ужас своего положения и внутренне корил себя за недальновидную сговорчивость: пришла серия распасовок. Многие из них были хорошими, но беда заключалась в том, что цена взятки росла от распасовки к распасовке, а ужесточённый выход из распасов сулил подсад на крупной игре, если бы кто-то вдруг вздумал бежать от распасов. Наступила развязка - пришла распасовка по 64! Карта ♠В09 ♣ДВ9 ♦ДВ ♥Д9. Можно было, конечно, сказать "раз", но пришлось бы играть десятерную игру. Что было делать? Сама по себе эта распасовка не так уж плоха - четыре или пять взяток. Но за ней придёт другая - по 128!. Я мужественно решил терпеть и прервать страшную серию на более благоприятной карте. Сказал "пас". Ребята - тоже

Но в этой сдаче они допустили ошибку. То ли произошёл сбой в системе маяка, то ли один из них просчитался - но взяток у меня на этой распасовке не было! Кто-то что-то отобрал, в какой-то масти 78 были обрезными. Потом мне дали пронести от трёхкарточной масти, а затем сыграли её с глубоким добором. Противники записали 640 наверх, а я - 64 в пулю (играли «ленинградку» до 50). Этих очков мне хватило, чтобы закрыть всем пулю, и игра на этом закончилась. Было очень смешно смотреть, как ребята, забыв, что маяк - это их маленькая тайна, стали выяснять отношения и едва не дошли до рукоприкладства. В другое русло игру переводить не пришлось, так как у них закончились деньги

Этот анекдотичный случай является хорошей иллюстрацией того, как маленькая, ничтожная ошибка может разрушить большое дело. Ведь у них был, бесспорно, большой перевес. Они могли бы выиграть хорошие деньги. Последняя распасовка привела не только к тому, что они проиграли столько, сколько проиграли. Они потеряли возможность продолжать игру с перевесом

Грамотный игрок скрывает то, что ему известно

Казалось бы: вот как хорошо! Знаю карты противника и играю себе - как против открытых. Но противнику может не понравиться такая игра, и он её бросит. Как-то на пляже в Сочи произошёл поучительный случай. Играли в деберц открытыми против закрытых, получая положенные 160 очков форы. Но играющий открытыми кроме форы получал ещё и маяк. Хорошая игра! Пришла концовка партии. У играющего открытыми 499 очков (партия до 501), у противника 480. Противник играет по первому козырю, в червах. На столе лежат ♥Т97 ♠09 ♦Т ♣В97

Играющему открытыми достаточно набрать два очка и сказать: хватает. Наилучшие шансы даёт бубновый туз. Синглетный! Но маяк говорит, что у противника нет бубён, есть козырной валет и туз пик. Но зато в трефах - голая восьмёрка. Выигрывает единственный ход - валет треф. Что же делать? Партия очень дорогая. Жулик, ничтоже сумняшеся, ходит с валета треф! Немая сцена. Противник платит и, ни слова не говоря, прекращает игру. Вероятно, этот партнёр потерян для жулика навсегда

Для настоящего жулика все остальные ходы, кроме бубнового туза, за-пре-ще-ны! Профессионал должен, «сознавая свою горькую долю», ходить тузом бубён, зная доподлинно, что эту партию он обязан проиграть. Профессионал не имеет права «палить шанс». Даже если бы у противника не было ни туза пик, ни козырного валета, он всё равно был бы обречён ходить тузом бубён. Такой ход служил бы неопровержимым доказательством того, что игра ведётся честно. А своё тайное знание он мог бы употребить только в том случае, если бы у него были два третьих туза или две десятки и ему нужно было угадывать, с какой масти пойти

К слову сказать, профессионал постарался бы и свестись по-другому, имея такой перевес, как маяк. В игре открытыми картами довольно трудно строить розыгрыш, учитывая нелегальную информацию. И при этом заботиться о том, чтобы внешне этот розыгрыш выглядел вполне логично - как бы основывался на теории вероятностей и на информации легальной. А наш дурак «спалил номер». Я знавал одного-двух артистов, которые без труда выиграли бы эту партию - на одних только актёрских способностях. И деньги не пропали бы, и партнёр не бросил бы игру. Возможно, и заподозрил бы неладное, но явных доказательств в руки не получил бы. Как бы повёл себя артист?

Он стал бы потирать руки от удовольствия и вообще вести себя так, как будто он уже выиграл. Он завёл бы посторонний разговор, спросил бы, не играют ли они с удвоением (то есть не может ли он сказать «даве», удваивая ставку). Он стал бы долго удивляться, почему его противник до сих пор не собрал карты и не сдался, а потом предложил бы дать ему 95% отступного (если бы куш был 100 рублей, он сказал бы: «Что, не хочешь пятёрочку сэкономить?»). В конце концов либо партнёр, либо кто-нибудь из долистов, раздражённый таким потоком лирики, попытался бы осадить зарвавшегося нахала и призвал бы его проявлять больше уважения к партнёру и его чувствам и вообще вести себя приличней: «Ты ещё не в Млыне! Ходи давай!»

И тогда, как бы не понимая, какого ещё хода от него ждут, артист пошёл бы валетом треф со словами: «А что у нас, ребята, в козырях?» А потом изобразил бы страшное удивление, когда узнал, что козырь - черва, а не трефа. Но взять ход назад ему не позволила бы его профессиональная этика. Не в шашки играем: карте - место. Партнёру только и осталось бы, что развести руками: «Дескать, что я могу сделать! Идиотский ход, а оказался единственным выигрышным!»

Похожую находчивость продемонстрировал другой артист за игрой в пульку. Он увидел в прикупе (по рубашке, разумеется) семёрку, с которой у него получался чистый мизер. Но семёрка шла к длинной масти, и купив её, шулер обнаружил бы своё знание прикупа. Он заявил мизер, а когда партнёры спасовали, взял прикуп и соединил с остальными своими картами, никому не показывая. В ответ на требование изумлённых партнёров - показать прикуп - он сам изобразил удивление своей рассеянностью и немедленно исправился: показал - две какие-то карты. Факт покупки семёрки остался тайной

Оборотки против маяка

Выдержать маяк в долгой игре, пожалуй, невозможно. Но создать врагу кое-какие трудности по силам любому. Например, при игре в преферанс сильные игроки не раскладывают карты по мастям . Это мешает смотрящему в карты: он будет чаще ошибаться. Кстати говоря, некоторые люди (даже и в честной игре) пользуются тем, что противник раскладывает карты по мастям. Они видят, откуда вы извлекли карту, а если по соседству с ней была карта другой масти, то несложно вычислить количество карт в одной из мастей. Этот приём выдаётся за непредосудительный - чуть ли не за мастерство и вершину психологии. По сути дела, такое поведение, конечно же, неэтично и является одним из способов получения нелегальной информации. Такого «психолога» не следует укорять. Гораздо лучше проучить его - пару раз спутать его планы, положив с краю «мнимый бланк». Такая ошибка, да ещё на крупной распасовке, может дорого ему стоить

Опытный игрок, если он понял, что сидит «под системой», может извлечь немалые выгоды из своей догадливости. Создавая наблюдающему то и дело разного рода трудности: меняя угол, под которым он держит карты, просматривая их быстро, не раскладывая по мастям, и т.д., игрок ждёт ключевого момента. Например, всё той же крупной распасовки. Дождавшись, он сознательно дезинформирует врага - прячет одну карту. На самом деле, не так уж просто быстро сообразить, 9 карт ты видишь или 10. Карты разложены по мастям, и наблюдающий видит, что в трефах, например,— голая семёрка. Противник ходит в трефу и получает сигнал - одна. Он прекращает добор в этой масти, а восьмёрка у нас припрятана. Даже если мы на втором или третьем ходу перестанем её прятать, исправить положение (откорректировать переданную информацию) сигналисту будет затруднительно - слишком поздно. Такая «деза» на распасовке может принести баснословную разницу. А кроме того, в стане противника возникнет взаимное недовольство и неуверенность. Разумеется, очень важно мгновенно определить, какую именно ключевую карту нужно спрятать

В некоторых играх упрятывание ключевой карты при игре под маяком может сочетаться со встречным применением шулерских приёмов. Представьте себе, что двое играют в секу. Один сидит «под системой», но сам умеет хорошо пользоваться лишней картой. Если он не подозревает о том, что к нему в карты смотрят, он быстро «запалится» - сзади будет видно, что у него на руках не три, а четыре карты. Но если это мастер и профессионал, который предпочитает сначала осмотреться и понять, что происходит, то он сумеет жестоко наказать противника и превратить направленное на него оружие в средство самоубийства для врага. Профессионал возьмёт лишнюю карту - незаметно не только для партнёра, но и для его соглядатая - и будет ждать подходящего случая. Взяв туза, он будет ждать, когда ему придут два туза. Если противник имеет лучшую комбинацию, то он обречён - сразу, в одной сдаче. Информация о двух тузах передана, и враг на своих 29 очках играет «смело и размашисто», причём, что очень важно, играет «до последнего» - в прямом смысле. Он поставит на кон всё, что у него есть, потому что уверен в победе на 100%. Осталось только «спулить» лишнюю карту, вернуть её в колоду. Но это уже, как говорится, дело техники


Тайные языки жуликов и постановки великих мастеров

Настоящий профессионал не нуждается в тайном языке. Он скажет обычную фразу, но так, чтобы она обладала подтекстом, понятным только партнёру. Помню одну замечательную историю, как мы с товарищем «попали под систему». Приехали играть на квартиру, оборудованную стационаром. В шкафу был спрятан человек, подсматривающий нам в карты и подающий маяк. Мы с товарищем очень прилично играли в деберц. Оба. И партнёров себе могли найти с большим трудом. Свелись с Постановщиком в Академии - в бильярдной парка им.Горького. Договорились поехать на квартиру поиграть в карты. О том, чтобы начать играть в деберц с подхода, мы не могли и мечтать. Была надежда, что выиграем немного в штосс, после чего Постановщик может (по замазке) сыграть и в деберц. Постановщик больше напирал на то, что мы такие симпатичные хлопцы и играть в карты совсем не обязательно: «Водки выпьем, посидим!»

Заехали за женой Постановщика, Маришкой - и «пожрать приготовит», и «ей самой не так тоскливо дома одной». О том, почему мы не остались там, где Маришка «была дома одна», я в тот момент как-то не подумал. Наконец приехали «на хату». Открыли дверь, включили свет. Маришка на кухню - чистить картошку, мы с товарищем - за карты. Постановщик: «Подождите! Успеем! Вот гитара есть, я слышал, вы мастера!» Товарищ мой и вправду неплохо пел под гитару. Достали бутылку водки. Мы дружно пить отказались. Постановщик выпил со своим долистом (буду называть его Толстый). Товарищ спел столько песен, сколько хотел. А потом ещё столько же - на бис. Сидевшего всё это время в шкафу сигналиста спасла от продолжения пения только подоспевшая картошка. После ужина Постановщик попросил спеть ещё. Мы говорим: «Давай играть, не петь же мы, в самом деле, приехали!» А он философски так замечает: «Что, мол, игра! Пустое времяпрепровождение. А вот музыка! Да и человеческие отношения, музыкой пробуждаемые,— ценность непреходящая». Наконец уговорили его взять карты в руки. И долго играли в штосс. Помню, что с кого-то было 500 рублей, на которые решили сыграть в деберц - на расчёт. Постановщик просил дать фору - «уравнять разницу в классе». Мы отказывали: по всему было видно - играть будет. А денег, мы знали точно, можно выиграть столько, сколько выговоришь. И деньги - золотые, т.е. сомневаться в платёжеспособности и порядочности не приходилось

Началась игра. Так дорого мне до этого играть ещё не приходилось - по 250 рублей на свою долю. Сел играть товарищ, а я встал за его спиной - болеть и … заслонил обзор сигналисту, который только теперь обрёл смысл своего пребывания в шкафу. Система у них была устроена так. Отверстие находилось в потолке шкафа. Наверху стояла стопка книг. На обложку одной из них было наклеено зеркало, отретушированное под цвет обложки. Наблюдающий смотрел вверх и видел наши карты в зеркале. Моя спина ему мешала. Я должен признаться, что ничего особенного не слышал из уст Постановщика, но Толстый вдруг предложил мне поиграть в штосс - «чтобы не скучно было» - от трёх рублей. Я поднял его на смех - довольно глупо отвлечься от партии по 500 рублей для игры от трёх. Но Толстяк был так настойчив, что мне не удалось ему отказать. Сегодня у меня нет сомнений, что команда поступила от Постановщика. Каким образом - не известно. Тем временем мой партнер начал сливать. Я бросил никчемную игру и вернулся на место штурмана. Меня вслух начали подозревать в том, что я подсказываю своему долисту. Я оправдывался тем, что играл бы сам, если бы умел играть лучше. Стоять за спиной разрешили, но попросили отодвинуться чуть в сторону - формально для того, чтобы исключить контакт. Фактически, как стало понятно позднее, для того, чтобы не заслонял обзор. И в скором времени я стал свидетелем розыгрыша, который вызвал у меня вполне обоснованные подозрения. Для того чтобы стала понятной вся абсурдность и нелогичность игры Постановщика, нужно привести расклад

Мы вистуем. У нас в козырях голая десятка. Пошли с постороннего туза - противник убил козырем, объявляя два терца: от туза козырного и от девятки козырной. Стали известны шесть карт: ТКД987 в козырях. При таком козыре возможны только два плана розыгрыша козырной масти: либо с туза - в надежде на голую десятку; либо, если есть и валет, и десятка, туз отдаётся на валета, а десятку забирают девяткой; либо семёркой и восьмёркой ходят дважды, очищая руку противника от козырей и экономя своего туза на случай, если валет есть. Но нашего постороннего туза Постановщик убил козырной девяткой, из чего стало понятно, что он выбрал второй план. На общем мрачном фоне крупной игры противника маленькой радостью сияла мысль, что хоть на десятку мы получим взятку наверняка. Вдруг, следующим же ходом, Постановщик козыряет тузом, забирая эту десятку! Должен вам сказать, что так сыграть можно ТОЛЬКО по маяку (да и по маяку так играть достаточно глупо, потому что побить нашего стороннего туза можно было любой другой козырной картой, кроме девятки - и тогда второй ход в козырного туза был бы правильным и логичным). Но Постановщик, который вообще в деберц играл слабовато, сыграл именно так!

Я полез на стену - в прямом смысле. То есть я обшарил каждый квадратный сантиметр поверхности стены и шкафа в поисках отверстия, откуда могло вестись наблюдение. Меня не смущало, что за стеной находится соседняя квартира (в этой жизни всё может быть - это я знал уже наверняка). Я буквально вперился взором в самые мелкие шероховатости, но поверхности стены и шкафа были без изъянов. Позже сигналист рассказал мне, что в какой-то момент мы с ним встретились взглядом и что он отвёл (или прикрыл) глаза, опасаясь, что они могут блестеть из темноты

Как я мог списать этот ход на любую другую причину? Как мог прекратить поиски, не найдя ответа на вопрос? Как мог не принять простых мер предосторожности: например, поменяться с Постановщиком местами? До сих пор не понимаю! Факт остаётся фактом. Постыдным и прискорбным. Игра продолжалась, как раньше. Товарищ мой пристыдил меня (шёпотом) за излишнюю мнительность, сказав, что «на таком уровне игра уже ведётся честно». Зато я сегодня могу со знанием дела отдать дань и выдержке, и мастерству дирижёра, руководившего своим маленьким оркестром. Вероятно, в какой-то момент сигналист устал, потому что Постановщик стал говорить не вполне понятные тогда (зато понятные теперь) фразы типа: ну, что же сделаешь, надо терпеть, всё-таки партия по 500 рублей. Обращался он как бы к самому себе. Иногда (видимо, и у них случались ошибки в маяке) он говорил: «Ничего не могу понять! Хожу в пику, а пики нет! Как такое может быть?! Пропал туз. А ведь мог бы пойти с маленькой». Все эти реплики воспринимались как жалобы на судьбу. Много уже позже сигналист рассказывал мне, каким тяжким для него было это испытание на выносливость. Представьте сами, без возможности кашлять, чихать, шевелиться или распрямиться - он сидел уже часов 10


Приспособления для подсматривания

Зеркало

Чтобы знать закрытые карты, не обязательно смотреть сверху. Можно подсматривать и снизу - при помощи зеркала. Делается это, как правило, при сдаче. А в качестве зеркала используются как простые предметы, так и всевозможные, иногда очень хитроумные, приспособления

В первую очередь приходят на ум всевозможные мелкие предметы с зеркальными поверхностями: портсигары, часы, зажигалки

У всех перечисленных бытовых предметов - часов, портсигаров, брелоков и зажигалок - есть один общий недостаток: они блестят. Их отражающие свойства очевидны. Трудно представить себе долгую игру, в которой один игрок всё время раздаёт карты, держа руки над зеркальным портсигаром. Его попросят убрать этот предмет

Однажды в поезде Москва - Ташкент мне довелось играть в "тысячу" с двумя бурятами, мужем и женой. Каюсь, грешен, я положил на колени маленькое зеркальце и на своей сдаче знал прикуп из трёх карт, что позволяло мне торговаться втёмную и обыгрывать своих соседей по купе. Это было в 1971г., мне было 14 лет, и я ехал от бабушки, возвращаясь домой после летних каникул. Оправданием юному шулеру может служить разве тот факт, что играли без денег. Но профессиональный исполнитель никогда не станет держать зеркало на коленях. В его арсенале много специальных изобретений человечества

Коробок

Берётся обыкновенный спичечный коробок и прямоугольный кусочек зеркальца размером с торец коробка. Внутренняя часть коробка вынимается и разрезается пополам. На один из торцов приклеивается зеркальце, а сам торец устанавливается под углом 45° и фиксируется в этом положении. После этого обе половинки вставляются на свои места. В коробок кладётся одна спичка, и он готов к употреблению

Во время игры шулер достаёт его из кармана, прикуривает последней спичкой (важная деталь, оправдывающая появление предмета на столе) и оставляет коробок лежать рядом, изредка кладя на него горящую сигарету. Потом он выдвигает на треть пустую половинку, обращённую к партнёру, и начинает стряхивать в неё пепел. Вторая половинка обращена к себе, а приклеенное к торцу зеркальце позволяет «читать» карты при сдаче. Установка коробка в нужное положение не вызывает никаких подозрений, потому что он выполняет функциональную задачу - служит подставкой для горящей сигареты. Наличие в коробке пары окурков не допускает мысли о том, что его можно убрать в карман. И даже при наличии на столе пепельницы такой коробок может лежать перед игроком сколь угодно долго на протяжении всей игры

Шулерский перстень

Перстень на пальце игрока - вещь совершенно обыденная, привычная и никого не удивляющая. Именно поэтому он и привлёк взоры мастеров шулерского цеха как предмет, в котором можно спрятать зеркало

Чаще всего можно встретить перстень, в который встроено (со стороны ладони) небольшое зеркальце: оно круглое, чуть вогнутое и увеличивающее. Делают два совершенно одинаковых перстня. Один, обычный, постоянно носят на пальце; а другой, с "шансом", - в кармане. Начиная игру, шулер меняет перстень и получает в руки сильное оружие

Перстень используется и для других целей, например для нанесения пометок на рубашку карт в процессе игры. Ёмкость, заполненная красящей быстросохнущей жидкостью, имеет выход в виде тончайшей трубочки-капилляра. При нажатии капля жидкости (чёрточка, завитушка) ставится на нужное место - и карта становится впоследствии «узнаваемой»


Краплёные карты

Знал бы прикуп - жил бы в Сочи

Первым делом зададимся вопросом: какое преимущество дают краплёные карты?

Первое и главное - игрок знает прикуп (или снос разыгрывающего). Если даже две карты прикупа лежат аккуратно друг на друге и верхняя полностью закрывает нижнюю (что бывает крайне редко), то известна, по меньшей мере, одна карта. А это уже, согласитесь, не так мало. Скажем, на мизере, когда нужна «одна своя» и вовсе не обязательно - семёрка. Очень часто (каждый знает по собственному опыту) приходит расклад 5-4-посторонка или 6-3-посторонка, когда на мизер при чужом ходе идти опасно

Знание прикупа позволяет заказывать только безопасные мизера, если не стопроцентные. Что это даёт на длинной дистанции? Если мы посмотрим методику расчёта матожидания, то увидим, что при своём ходе оправдан риск «похода за одной своей» из семи благоприятных карт (при 5–4 у нас на руках не хватает семи карт этих двух мастей). Если учесть, что нам подходят две семёрки и две восьмёрки «не наших» мастей, то число «благоприятных» карт (из которых нас устраивает хотя бы одна) возрастает до 11. Вероятность купить хотя бы одну из 11 возможных составляет 75%, или 3/4. Что делать с таким мизером при чужом ходе? Если есть надёжный перехват, гарантирующий, что при неблагоприятном прикупе мы не возьмём больше двух взяток, то на мизер всё ещё есть смысл идти. В трёх случаях из четырёх выиграем мизер, в одном случае возьмём две взятки. Баланс положительный. Если взяток будет три, баланс нулевой. Если больше трёх взяток, то отрицательный. Вывод: математическое ожидание бесперехватного мизера «5-4-посторонка» отрицательно, так как ожидаемое количество взяток при неблагоприятном прикупе - четыре или пять

Хороший игрок не будет брать ни один из четырёх пришедших ему бесперехватных мизеров и ничего не проиграет. Плохой и азартный игрок возьмёт все четыре, три выиграет, на одном возьмёт пять взяток и получит минус две взятки в серии. Жулик, играющий краплёными картами, возьмёт только три (когда своя прикупается), а четвёртый с сожалением пропустит. И получит плюс три сыгранных мизера

А знал бы снос - на Багамах

Вот мизер, когда клиент снёс семёрку от короткой масти и оставил семь-десять в двух мастях

Юг пропустил обе прорезки - в пиках и трефах, надеясь снести десятку на бубнах,— и получил в результате шесть взяток, потому что Запад не стал добирать бубновую семёрку

События развивались на этом мизере примерно следующим образом: Восток пошёл восьмёркой треф. Юг пустил, Запад снёс даму червей. Затем Восток прорезал пику восьмёркой. Юг снова пустил. Запад взял тузом, отобрал короля червей, снося даму пик от Востока. Затем ход перешёл к Востоку по тузу бубён и тот вышел девяткой треф, снося с руки Запада последнюю черву

В своё время я получил объяснение этой ситуации от самого Запада:

«Да, парень играл неплохо, техника хорошая. Я, конечно, предполагал, что он способен на хитрость… Но предполагать - одно, а играть на 100% - совершенно другое. Играли полосатой колодой по 90 копеек, которую называют «книжкой», потому что читается не только по масти, но и по росту. Я ещё до того, как легли, смотрю на снос - верхняя карта сноса - бубна. А у меня в бубне трельяж. Думаю, плохо наше дело, если он от такой хорошей масти сносит. Потом, когда карты на стол выложили, смотрю, в двух мастях дырки: 70 и 70Т. Стой-стой, говорю сам про себя, бубну сносишь, оригинальные технические приёмы применяешь! А он у меня потом спрашивает, почему я бубну не добрал! А зачем её добирать, если вот она - в сносе лежит верхней картой? А под ней туз трефовый краешком выглядывает! Ну, я и ответил, что в книжке про такой приём читал

За одной своей

Иногда знание прикупа делает возможным сыграть игру, на которую человек не должен идти в торговле ни под каким видом. Мизер - не самая частая игра в преферансе. Хотя и более частая, чем девятерная. И я считаю справедливым правило, что мизер перебивается девятерной (после чего торговля прекращается), именно потому, что статистически девятерная приходит реже. В подавляющем же большинстве случаев перед игроком в преферанс стоит более прозаичная проблема: покупать и садиться на шестерной или играть распасовку и проигрывать её. Ведь в среднем у каждого на руках 3,3 взятки. Длина в одной из мастей, которую можно заказать козырем, приносит ещё одну взятку. Итого 4,5. Что хуже: сесть или проиграть распасовку?

Знание прикупа избавляет жулика от самой неприятной проблемы: покупать - не покупать. А верное решение этой проблемы приносит намного больше дивидендов, чем все мизера вместе взятые.

В тех случаях, когда играет противник, знание масти сноса позволяет решить множество проблем: вистовать - не вистовать? В какую масть ходить при игре втёмную?.. А как вольготно чувствует себя вистующий в ситуациях, когда нужно «угадать» масть передачи при игре на убитки!

Много, слишком много преимуществ дают краплёные карты

Возьмите, хотя бы, поведение в конкурентной торговле. Тоже весьма типичная ситуация. Двое имеют по две рабочие масти типа 4:4 или 5:4. У каждого на руках шесть-семь взяток при заказе своей масти козырем. Тотальное количество взяток (13–14 или даже больше) превышает общее число карт (10) именно на количество «форт», которые останутся в каждой масти после её разработки. Получит эти «лишние» взятки тот, кто владеет ходом, контроль за которым даёт козырь

Тактика торговли, как и всей остальной игры в преферанс, определяется вероятностными принципами. Хороший игрок умеет отличить «прикупную» карту от «неприкупной», оценивая вероятности благоприятной прикупки и благоприятного расклада. Жулик, играющий краплёными картами, смотрит на рубашку прикупа. Хороший игрок, торгуясь, выигрывает статистически. Жулик, знающий прикуп, выигрывает ВСЕГДА. Правда, у его ремесла есть свои минусы - испорченное зрение и ночные «видения». Выражаясь словами Гоголя, «проклятый крап рябит в глазах»

«Прочитать» при сдаче (а тем более запомнить) весь расклад по крапу довольно сложно, для непрофессионала практически невозможно. Научиться этому умудряются весьма немногие, самые способные. Нужно заметить, что при таких способностях бессмысленно играть в преферанс: есть много других игр, в которых подобное умение вознаграждается значительно более щедро

И всё же, если краплёные карты и не дают возможности знать весь расклад, то несколько карт одного из оппонентов известны всегда (особенно на своей сдаче). А эта информация тоже может оказаться весьма ценной. Например, можно не опасаться убитки с первого хода на крупной игре и не закладываться на «несчастный случай», которого заведомо не произойдёт. Или, наоборот, концентрация карт определённой масти на одной из вражеских рук побудит быть более осторожным при заказе контракта

При сдаче можно всегда составить представление. Например, равномерное распределение не останется незамеченным. И сильный перекос в какой-то масти тоже бросается в глаза

Знание всего только нескольких карт по сдаче делает возможным «угадывание» на распасовке. Это особенно важно при игре в гусарика, когда 12 карт не участвуют в игре и просчитать расклад до конца редко бывает возможно. Удобно и то, что партнёры сидят напротив: можно присмотреться к рубашкам карт на руках, если необходимая информация не была получена при сдаче

Что более ценно для игрока в преферанс - счётные и аналитические способности или ловкость рук и ушлость?

Однажды в общежитие университета явилась весьма сильная команда из двух человек. Хозяева поля дали бой в гусарика. Гости разделились таким образом: картами играл сильнейший преферансист, а рядом с ним сидел его долист - тот, кто организовал всю эту баталию (нашёл лохов) и дал свои карты (краплёные, разумеется). Заканчивается распасовка. Маэстро должен угадать, в какую из двух мастей (черву или пику) пойти, чтобы включить противника. В задумчивости он накручивает на палец прядь и без того курчавых волос. Долист вперил орлиный взор в рубашки карт на руках у врага и разглядел пику. Он опускает руку под стол и давит один раз в бедро напарника. Тот крутит локон, а весь его вид свидетельствует о титанических логических рассуждениях. "Молодец! Талантливо маскируется",— подумал долист, но на всякий случай продублировал маяк. Мастер продолжал размышления. "Пика!" - палец долитса больно кольнул бедро игрока. Ещё несколько мгновений ушло на анализ возможных последствий хода, и недрогнувшая рука бросила на стол черву. Противник снёс пику и показал карты: «Моих больше нет!»

— А почему бы не пойти в пику?— голос долиста звучал ласково и выражал как бы не гнев, не негодование, а всего лишь «благоговейный интерес» к ходу рассуждений Учителя
— Вероятней была черва
— А я бы пошёл в пику!
— Но ведь вероятней была черва!

И снова о тонкостях поведения профессионала. Настоящий профи думает в первую очередь о том, чтобы не «спалить номер», чтобы сохранить своё искусство или свой перевес в тайне. Артист, пользующийся маяком, делая нелогичный ход, имитирует ошибку. Иногда в буквальном смысле «роняет» карту на стол. И тогда эта карта становится штрафной - взять её назад он уже не имеет права. «Зоркий орёл», следящий за прикупом, способен, как коршун, выхватить оттуда нужную семёрку и тут же показать другую карту. В крайнем случае, профессионал идёт на то, чтобы проиграть партию. Разоблачение и даже подозрение обошлись бы ему дороже. Есть такой анекдот: идут ранним утром двое играющих. Всю ночь играли, проиграли всю наличность и ещё в долг «нагрузились». Один насвистывает популярную среди неудачников песенку Аллы Пугачёвой «Нагружать всё больше нас стали почему-то…», а другой ему в задумчивости говорит: «Хорошо ещё, что они наш номер не выкупили!»

Методы крапления и подбора карт

Подобранная, или "сводная" колода

Возможно ли такое? Конечно, особенно если речь идёт о «полосатых» картах, т.е. о таких, рисунок рубашки которых представляет собой сетку из пересекающихся линий. В стародавнее время такой возможностью особенно отличались карты по 1руб.60коп., выпускавшиеся Ленинградской фабрикой. У них была полосатая рубашка

В типографии сначала готовится большой лист, а потом этот лист разрезается на отдельные карты для одной колоды. По обрезу карт некоторые игроки могли «прочитать» всю колоду и безо всякого подбора. Особо дотошные подбирали колоду из нескольких таким образом, чтобы у всех карт одной масти обрез был совершенно одинаковым

Картами по 1руб.60коп. знающие люди не играли

"Полосатые" карты

Были и другие, не менее известные «полосатые» карты - преферансная колода (т.е. без шестёрок),— которые стоили 90коп. После некоторой обработки полосок эти карты тоже легко «прочитывались», более того, колоду такую называли «книжкой», потому что «читалась» она, что называется, «по ростям и по мастям»

Основу рисунка рубашки этих карт составляли три довольно широкие полоски, поверхность не глянцевая, а чуть шероховатая. При помощи ластика эти полоски можно было слегка осветлить, например: осветлена верхняя полоска - пика, средняя - трефа, нижняя - бубна, ни одной - черва. Некоторые люди шли дальше и указывали достоинство карты: самая длинная черта - туз, чуть короче - король и т.д. Риск ошибиться, конечно, был, но не больше, чем на одну карту. Можно себе представить, какое это давало большое преимущество

Атласные карты

Наиболее дорогими и трудными для «прочтения» картами считались атласные и сувенирные - с затейливым рисунком на рубашке. Стоила колода таких карт обычно 2руб.35коп. Среди людей «полуиграющих», наслышанных о «страшных проигрышах» на полосатых картах, карты по 2руб. 35коп. слыли за «честные». Считалось, что «закоцать» их трудно. Это заблуждение эксплуатировалось нещадно

Сложность крапления, конечно, была весьма условной. Особенно если рисунок попадался с множеством завитушек, а как раз именно такие рисунки художники и выбирали для рубашек чаще всего. На самом деле, не было ничего проще, чем убрать какой-нибудь маленький элемент или, наоборот, добавить. Человек неискушённый мог бы, даже специально рассматривая рубашку, ничего не заметить. При этом люди, занимающиеся краплением карт таким способом, обладали, как правило, хорошим художественным вкусом, и я думаю, что художники (авторы рисунков) были бы им даже признательны, если бы знали, как часто и с какой тщательностью их творчество подвергается дополнительному дизайну и специальной обработке. Там у цветка не хватает лепестка, здесь - пестика или тычинки; у трёхглавого дракона - язык не в каждой пасти; на галере не хватает весла, а в домике зашторено окошко. Все эти художества выполнялись обычной бритвой или пером и тушью. Часто перо заменяла заострённая спичка

Существует, однако, совсем несложный способ увидеть, отмечены ли карты подобным способом,— посмотреть на карты на свет. В том месте, где поработало лезвие и была произведена вивисекция, поверхность будет как бы более матовая. Избежать этого практически невозможно. Такого сплошного равномерного глянца, какой получается на фабрике, добиться в кустарных условиях очень сложно. Никакое «послеоперационное» лакирование или полировка не могут полностью скрыть следов вмешательства резца

Теневая колода

Существуют экзотические способы крапа. К ним относится так называемая теневая колода и изменение формы карты и т.д.

Что такое теневая колода? На глянцевой поверхности рубашки ставилось практически незаметное для глаза пятно, которое делало рубашку в определённом месте более матовой. Этого эффекта можно было достичь, лишь намочив карту на время. Возможно, существовали и другие способы: карту натирали воском или иным составом либо просто тёрли, полировали, тонировали. Увидеть матовое пятно, тень на рубашке можно было только под определённым углом зрения. К тому же требовалось специальное освещение. «Читать» такой крап было довольно трудно, велика была вероятность ошибиться. Зато и претензий от противника получить невозможно: мало ли кто посадил на карту пятно?

Изменение формы карты, для того чтобы знать по рубашке масть и достоинство, вообще не выдерживает критики. Скорее всего, это было возможно только в допотопные времена, когда технология выделки карт не позволяла обрезать их совершенно одинаково

К экзотическим типам я бы отнёс и крапление карт симпатическими чернилами, которые можно увидеть только через специальные симпатические очки или линзы

Добавил - убрал. За химию отвечаю

Все эти способы крапления - что на полосатых картах, что на других - на языке профессиональных игроков именовались словом "химия". Когда играющие садились играть и один из них доставал карты, другой обычно спрашивал: «Карты чистые?» Ручательством служило выражение «За химию отвечаю!». Иногда делалось пояснение: "добавил-убрал нету". Такие слова являлись нерушимой гарантией того, что карты действительно честные. При этом гарантировалось отсутствие предварительной обработки. Если какие-то метки появлялись в процессе игры - царапины или точки,— то никакой ответственности для хозяина карт не предусматривалось

Ложное ручательство считалось серьёзным нарушением. Мне лично ни разу не доводилось видеть, чтобы кто-то ответил за карты, а на них что-нибудь нашли. Верность данному слову среди профессиональных игроков всегда ценилась намного выше, чем честность в игре. Если человек не может дать удовлетворительного (положительного) ответа на вопрос «За карты отвечаешь?», он обычно прибегает к различным увёрткам, типа: «Карты не мои», «Посмотри сам» и т.п. Один находчивый жулик как-то ответил: «Фабрика отвечает!» - в том смысле, что не он их изготовил

Существует известная в игроцкой среде ловушка. Человека просят ответить за карты, а потом в процессе игры подменяют колоду на точно такую же, но краплёную. Следует «разоблачение» и хорошо разыгранное возмущение, сопровождаемое угрозами «Знаешь, что за это бывает?». Обычно весь этот спектакль является прелюдией к отъёму денег. Грамотный игрок, даже попав в такую неприятную ситуацию легко найдёт выход, если заявит, что он отвечал за карты до игры, т.е. за те карты, которыми играть начинали. Подменить же колоду мог кто угодно, хоть бы даже и сам отвечавший. Это его действие можно трактовать как шулерский приём, но не как нарушение слова (клятвы, ответа, ручательства). Наказанием же за применение шулерского приёма в игроцкой среде может быть присуждение проигрыша - в партии, в конкретной сдаче или другом (но обязательно коротком) отрезке игры. Никакой кабалы, особого штрафа или физического воздействия за применение "шансов" в игре ни игроцкий, ни воровской закон не предусматривает. Наоборот, многочисленные поговорки: «В картах шанс не запрещён», «В картишки нет братишки» и многие другие - утверждают правомочность попыток обмана

Крап по торцам

Рубашка не является единственным местом, где на карте можно поставить условную метку, чтобы узнать её в процессе игры. Существует ещё масса способов крапа по торцам. Некоторые люди, например, могут, посмотрев на колоду сбоку, определить точную последовательность расположения карт, поскольку знают всю колоду именно по торцам. Всё это требует, конечно, упорной тренировки. Это аргумент для тех, кто считает хлеб карточного жулика лёгким. Если не принимать во внимание этических и нравственных соображений, всегда существует риск (и не маленький), что попадёшь на исполнителя более умелого

Оборотка против краплёных карт

Как-то раз мне пришлось играть в карты не совсем по своей воле: я пришёл выручать из беды товарища, который проиграл много денег местному уголовному авторитету. Обыгравший его был чуть ли не жуком, т.е. вором в законе, а мы были молодые пацаны, лет по 25, но - с понятиями и дерзкие. Таких называют «путёвые хлопцы»

В квартиру, где мы свелись играть, то и дело приходили какие-то люди, кто-то о чём-то докладывал. Короче, похоже на штаб. В какой-то момент начинаем играть с хозяином в карты, и он даёт колоду. В процессе игры вижу, что колода краплёная. Ну, думаю, стой-стой!— я и помоложе, и играю по классу вроде не хуже, и знание крапа мне даёт гораздо больше, потому что я могу пользоваться этим крапом беззастенчиво, в то время как он должен своё знание скрывать. Виду не подаю, играю дальше. Выигрываю и нисколько этого не стесняюсь

Вдруг мой партнёр (видно, рюхнулся) разразился гневной тирадой. Тут, забегая вперёд, нужно сказать, что карты ему делал один человек, которого он и заподозрил в тайном сговоре с нами, когда понял, что я тоже читаю его карты. Но в тот момент я ничего этого не знал, и для меня совершенно неожиданно (как гром среди ясного неба) прозвучали его слова:

—Вот я вам бошки-то поотшибаю! Вот я заставлю этого негодяя признаться и тогда…

Я ему сообщил - так, между делом:

—Слышь,— говорю,— следи за базаром, лично у меня ты можешь только … отгрызть. Если имеешь что - предъяви!

Немая сцена! Конечно, он понял, что погорячился, и потому промолчал - даже в ответ на мою вопиющую дерзость, граничащую с оскорблением. Знал, что, если предъявишь и не докажешь, - с тебя

Историю эту я рассказал к тому, что если оба партнёра знают о том, что карты краплёные, то воспользоваться этим они могут по-разному. Серьёзный профессионал, если его усадят играть краплёными картами, не подаст виду, а только обрадуется. Я-то повёл себя, как мальчишка, а мог бы серьёзные деньги попытаться выиграть - ситуация была благоприятная. Что бы сделал на моём месте настоящий профессионал?

Он посадил бы поиграть за себя своего товарища, шепнув ему, чтобы тот ни в коем случае не обнаружил крапа, а сам отправился бы искать точно такие же карты. Он сделал бы на картах точно такие же метки, но неправильные: три туза он «закоцал» бы как три пики, а три старших пики пометил бы правильно. Всего шесть подготовленных карт, достаточно потёртых, чтобы были похожи на играные, он положил бы в карман, а остальные карты выбросил бы. Вернувшись, он сел бы играть дальше, а в какой-то момент предложил бы поиграть в секу. Противник охотно согласился бы, потому что краплёные карты дают в эту игру наибольший перевес

Проигрывая, изображая расстройство, взвинтив ставки и притупив бдительность врага, профессионал исполнил бы «крышу», т.е. накладку - наложив шесть подготовленных карт на колоду в момент съёма. Что получилось бы?

Ничего не подозревающий и уже много выигравший «исполнитель» читает при сдаче три карты профессионала как три пики. А профи уже сделал большую ставку втёмную. Подняв свои три карты, «исполнитель» видит туза, короля и даму пик. Он понимает, что у него заведомо старшая комбинация (три мнимых пики на руках у противника не могут составить более 29 очков). В этот момент все его мысли заняты тем, как «раскрутить лоха» на возможно большую сумму. Он применяет какую-нибудь хитрую тактику (например, предлагает «сварить», заранее зная, что получит отказ), а потом всё-таки делает ставку. «Затравленного» и уже много проигравшего профи тоже можно понять: имея одномастную комбинацию, он пытается выжать из карты как можно больше и делает непомерно большую ставку, изображая крупный блеф. Хочет всё отыграть в одной сдаче! Нашему «исполнителю» это только на руку (попалась, птичка!)— он изображает сомнение, но, как бы раскусив блеф, ставит сам - якобы хочет переблефовать… Одним словом, «исполнитель» ни за что в этой сдаче не вскроется сам, а будет ставить столько, сколько на него захотят «написать». Благо, отношения таковы, что наличных для этой игры вовсе не требуется: в начале игры стороны уже оговорили сроки и условия платежей

Наступает торжественный момент: достигнута сумма, близкая к нереальной. Профи вскрывается. У него три туза. Если товарищ профи настолько же профессионален, как и его компаньон, он уже позаботился о том, чтобы изъять из колоды шесть продублированных карт (чтобы избежать скандала). Если нет - последнее совершенно не обязательно. Действительно, какие претензии может предъявить человек, который играет своими картами, да ещё к тому же краплёными!? Он, конечно, может спросить, откуда взялись в колоде шесть лишних карт. Но вопрос, скорее всего, будет переадресован ему самому - твои карты, тебе видней! В этой ситуации можно даже идти на открытый конфликт и признаться во всём. В момент сравнения комбинаций обоих партнёров игра считается оконченной. Даже если бы противная сторона обнаружила факт, что карты перекраплёные, её претензии и в этом случае тоже были бы признаны запоздавшими. Короче говоря, если бы эту ситуацию объявили спорной и прибегли бы к третейскому суду, профи был бы признан правым: «Схавал - давись!»

Мошенник против профессионала

Почему при обнаружении тайных меток на чужих картах сердце профессионала поёт и чувствует ублажающие струи бальзама? По нескольким причинам. Во-первых, сразу ясно, что противник быстро не бросит игру, потому что думает, что имеет преимущество. Во-вторых, профессионал сам получает дополнительный перевес, которого не ждал. Уже после второй сдачи он будет точно знать символику крапа, а пользоваться им, надо думать, он умеет не хуже противника

Я помню, как покойный Женя Красноярский по прозвищу Усик, который, пожалуй, лучше всех в стране умел читать «стошестидесятую», рассказывал мне свои впечатления от игры с человеком, который играл против него на такой колоде. Играли они в буру и в дурака. «Представляешь, он читает верхнюю карту по рубашке, а я - не только ее по рубашке, но и по торцам - знаю последовательность карт в колоде. Замазал немного и стал его подозревать, что он карты знает, - предложил подъём снизу: гораздо быстрее всё закончилось»

Крап, кстати говоря, можно не только распознать, но и «вычислить» логически. Особенно при игре в коммерческие игры. Только для этого нужно очень сильно играть - чтобы успевать анализировать не только свою карту, но и карту противника, а также принятые им решения. Один мой знакомый когда-то говорил, что ему лень даже рассматривать карты на предмет поиска и обнаружения крапа. Он брался узнать это к третьей сдаче, анализируя игру противника

Представьте, что вы играете с ним в преферанс. Сыграли какую-то игру. Он знает, какая карта была у вас до прикупа и как вы торговались. Он видит, удачно вы купили или нет. Сколько заказали и сколько должны были бы заказать, если бы играли по вероятности. Как разыгрывали и как должны были разыгрывать в условиях неопределённости. Он сравнивает реальные действия с ожидаемыми. Если вы угадываете чаще, чем должны, то что можно подумать об источнике вашей прозорливости?

Если человек покупает на мизере семёрку к длинной масти, любой заподозрит неладное, но профессионал обратит внимание и на гораздо менее очевидную ситуацию: прикупал, имея на руках четыре взятки, когда правильнее было играть распасовку; заказал рискованные 7, но повезло с раскладом… Если риск - манера игрока, на здоровье. Но если он вдруг «заложился» и действительно попал на расклад 4:0, есть о чём подумать. Случилась такая пограничная ситуация несколько раз, и соперник всё время угадывал. С помощью такого рода анализа можно довести уверенность в том, что человек пользуется нелегальной информацией, до 100%

Метка наколкой

Для полноты картины следует упомянуть ещё метку наколкой, которая прочитывается на ощупь. Но это практикуется в основном в тех играх, где банкомёт держит колоду в руках: очко, штосс

Технологии этой метки различны. Можно наколоть карты иголкой со стороны рубашки, чтобы на лицевой стороне появился бугорок, но есть более тонкие способы, когда карта расслаивается, между двумя слоями бумаги закладывается песчинка или несколько песчинок, чтобы различать карты точнее

Когда играешь против банкомёта - играешь по счастью. Когда очередь банковать приходит к тебе - знаешь следующую карту. Кроме того, что известны очки игрока

И у банкующего жулике есть возможность передёрнуть - вытащить не нижнюю карту, а следующую - наугад

Подмётки, срезанные на ходу

Следует различать карты, крапленные заранее, и «закоцанные» в процессе игры. Первые сделаны аккуратнее, зато использование вторых эффективнее и безопаснее. Заранее - это «химия», за неё нужно отвечать, её скорее заметят, она - бесспорная улика. Метки, сделанные «по ходу», внешне могут напоминать царапины, случайные повреждения. Их труднее найти, почти невозможно доказать

В ход идут разные подручные средства, например ноготь

Чтобы пометить карты, их можно по-разному присогнуть: карты одной масти - немножко выгнуть, а на других - сделать небольшую вмятину на уголке. При «правильном» освещении, и особенно на блестящих картах, эта метка читается замечательно. Другое дело, что стопроцентной гарантии этот метод не даёт, потому что в процессе игры карты могут разогнуться, их может иначе смять партнёр. Зато никто и никогда не докажет злого умысла. С этой точки зрения такой крап совершенно безопасен

И тут может быть применена оборотка. Заметив, что противник мнёт карты, можно его дезинформировать, разгибая его замятины и делая такие же на других картах. Дезинформация или неправильно прочитанная информация даёт результат во много раз худший, чем отсутствие какой бы то ни было информации

Ногтями царапают карты не только по рубашке, но и с торца

Тут мы подошли к стоящей особняком группе шулерских приёмов - шансам «под съём». Пометить карты по торцу означает не просто видеть, допустим, что она идёт, а ещё очень удобно под неё снять. Царапина эта выглядит светлее, чем сам торец, и очень хорошо видна. Кроме того, в некоторых играх, где раздаётся не вся колода, можно видеть, к примеру, что этой карты нет или что она придёт при покупке


Шансы "под съём"

Широкий лист

Если укоротить одну из карт в колоде на полмиллиметра, то при съёме колода будет чаще всего делиться в том месте, где лежит меньшая по формату карта. Когда вы возьмёте такую колоду и выровняете хорошенько пальцами по двум противоположным торцам, а потом часть колоды снимете, обрезанная карта, как правило, будет верхней. Если быстро перебирать колоду по торцу, чтобы был слышен характерный шуршащий звук, то подрезанная карта сообщит о себе нарушающим ритм щелчком - поскольку эта карта пальцев не коснётся. Этот шанс называется "широкий лист", хотя на самом деле правильнее было бы назвать его узким листом

В преферансе этот шанс практически не применяется, поскольку снимает колоду обычно не тот, кому идёт первая карта. Но в преферансе жулик может применять "широкий лист" в качестве контрольной карты при выполнении закладов. Для этих целей чаще используют карту, которая шире, чем все остальные. Ей отведена роль закладки. Когда шулер делает складку (искусственный расклад), он кладёт широкую карту сверху, а на неё полколоды. Снять в нужном месте не составляет труда. Обычно этот съём осуществляет напарник

Скрипка

Можно упомянуть ещё и такой, тоже редко применяемый в преферансе (разве что в гусарике) приём, как "скрипка". Часть карт в колоде затачивается по краям: они принимают форму бочонка и так и называются - «бочонками». Остальные затачиваются посередине и принимают форму подушки. Их называют «вырезками», или «подушками». Если взять такую колоду за середину, то в руке вы будете удерживать одни бочонки, а если вы возьмётесь за край, то пальцы упрутся в концы подушечек, а бочонки будут как бы провисать. Если держать колоду горизонтально двумя руками - одной за середину, а другой за край,— то можно вытащить одним движением либо все вырезки, либо все бочонки. Движение напоминает игру на скрипке

Если вы играете в гусарика, то можно сделать скрипку на четыре семёрки или на четыре туза. При съёме выдёргиваете четыре карты и кладёте сверху. Эти четыре карты при сдаче идут так: две - болвану и две - вам. Теперь представьте себе игру, когда у несчастного партнёра на своей сдаче никогда нет на руках ни одной семёрки или ни одного туза. Без семёрок не бывает хорошей распасовки, а без единого туза - игры. Человек обречён

Клин

Этот приём практически не употребляется в преферансе. (Однако какая хорошая игра преферанс! Какой шанс ни возьми, для преферанса он бесполезен!) Клин - это специально изготовленная шулерская колода, в которой все карты стачиваются или срезаются слегка клином, к одному концу уже - в виде трапеции. Повернув во время игры некоторые карты в другую сторону, шулер легко нащупывает их и выдёргивает в нужный момент

Скользок

Между картами в колоде существует сила трения. Именно она удерживает колоду в виде ровной стопки и не даёт картам «разъехаться». Когда при съёме вы толкаете пальцем часть колоды, логично предположить, что разделится эта колода на две части в том месте, где сила трения слабее, а коэффициент скольжения - больше

Опытные картёжники эту особенность заметили и нередко пользуются ею в своих целях.

Известно, например, что карта, покрытая типографской краской, скользит хуже, чем глянцевая бумага. Поэтому туз, на котором почти нет краски, скользит чуть лучше, чем картинка. Особенно если карты немного намокли от потных влажных рук. Чувствительные, хорошо тренированные люди легко могут узнать по степени скольжения, картинка это или нет. А жулики используют следующий приём: если, к примеру, взять и навощить рубашки нужных карт, то скользить они будут гораздо лучше остальных карт. Этот приём так и называется - «скользок», или «вощённые тузы», потому что тузы во многих играх являются самыми важными картами. Когда вы просто положите такую колоду на стол и попробуете её шевельнуть, она разделится сама, причём именно в том месте, где ей самой удобнее


Сменка

Шулера называют «сменкой» подмену колоды карт в процессе игры, причём подмену непременно тайную. Меняя колоду, жулик преследует одну из двух целей: либо ввести в игру поддельные карты (краплёные, заточенные, сделанные под съём - вместо честных, которыми начинали), либо раздать заготовленный заранее чудовищный, необычный расклад. Последнее - чаще

Расклады, приготовленные для сменки, весьма интересны не только для исследования самого факта мошенничества, но и с точки зрения разнообразия идей и технических приёмов розыгрыша в них заложенных: опережения в козырях, сюркупа и др. В "сменках" неблагоприятность расклада доведена до крайней степени

Сборник сменок

Сменка №1

Запад на второй руке имеет такую карту: s A K Q 0 c K Q J b A K Q

Юг на первой руке говорит мизер. Что делать бедному Западу?

Перебивать девятерной? Страшновато: можно сесть, причём для подсада не обязательно, чтобы бился бубновый трельяж - достаточно, чтобы козырь лежал 3:1; тогда после первого хода в пику разыграть бубну просто не успеешь и сядешь без двух. А если козырь лежит 4:0 … Впрочем, такой расклад маловероятен, а мизер, судя по карте Запада, не ловится. Кроме того, каждый «фраер надеется на Его Величество Прикуп» …

Одним словом, торговля на этом не закончилась. После объявления Западом девятерной все спасовали. Запад купил две пики, их же снёс и заказал 9c. Восток сказал вист, а Юг молча атаковал королём пик, что означало второй вист

Предчувствуя недоброе, Запад убил пикового короля десяткой козырной, но Восток надбил козырным валетом и вышел мелкой бубной, которую Юг взял тузом

«Вот я уже и сел,— подумал Запад,— но события развиваются не самым худшим образом: если Юг повторит пикой, то сюркуп мне больше не страшен и, скольких бы козырей ни накопил Восток (хоть бы даже и четвёртого валета), я не отдам больше ни одной взятки». Юг, словно услышав мольбы Запада, снова вышел в пику, Юг ударил козырной дамой, а Восток снёс … черву

Что такое?!— Запад, умеющий считать расклад, похолодел. У Юга изначально было шесть карт в пиках, туз бубновый и три оставшихся козыря … Против двух козырей Запада

Полный расклад:

В дальнейшем игра шла на опережение. Запад сел без шести! Сюркуп на голого валета дал вистующим очень важный темп. При игре в светлую Запад ударил бы первую пику старшим козырем, отобрал бы трёх козырей и AKQ червей. В итоге он сел бы «всего» без двух. Замечу, кстати, что в одиночку исполнять такую сменку не имеет смысла, так что, если вы вдруг обремизитесь когда-нибудь на такой девятерной точно таким же образом, будьте уверены, что ваши партнёры разделят ваши деньги поровну (если, конечно, они честные люди)

Давайте рассуждать методом «от противного» - предположим, они не сговаривались, а расклад либо выпал случайно, либо жулик кто-то один (например, сдававший). Сдавал в этой сдаче Восток, так как Юг объявлял мизер на первой руке

Во-первых, Восток должен быть уверен, что Юг в торговле заявит мизер, так как без мизера Запад никогда не закажет девятерную. А Юг не обязан заказывать проблематичный мизер (бланковый туз и ренонс червей), когда у него на руках верных 7 без козыря (а с прикупом - все 9)

Во-вторых, Юг непременно должен завистовать - после виста Востока, так как вистующие должны играть обязательно втёмную. Допустим, даже если Юг спасует, Восток может его пригласить вистовать втёмную, но где гарантия, что тот пойдёт с пик, а не с туза бубён, например?

И наконец, в-третьих, Юг записывает львиную долю вистов за этот подсад: ведь он берёт шесть взяток из семи, взятых вистующими! Какой же смысл заряжать колоду таким образом, чтобы самому нажить меньше, чем ничего не подозревающий «лох»!?

Так что факт предварительного сговора между вистующими в этой раздаче считаем установленным

Следующее замечание: при таком искусственном раскладе и таком чётком висте все действия вистующих должны быть обоснованными - именно потому, что они не хотят быть уличёнными в тайном сговоре

Действительно, обоюдный вист имел достаточные основания (вопреки пословице, что на девятерной вистуют женихи и студенты)— Восток увидел свою взятку (убитку пик на козырного валета) и завистовал, а Югу, которому отчётливо видна идея козырного опережения и перспектива очевидного сюркупа, как говорится, сам Бог велел. Кроме того, Юг имеет синглетного бубнового туза, три козыря и ренонс в червах: сесть на висте Юг может только в том случае, если Запад имеет пять козырей и пять червей, возглавляемых AKQ (а с такой картой он бы перебивал мизер без колебаний)

И наконец, последнее, вероятно, самое важное замечание: как себя вести, если вдруг доведётся обремизиться на такой карте, будучи на месте Запада?

Сразу отбросьте мысли о канделябрах и прочих тяжёлых предметах (вспомните грубоватую поговорку: «Схавал - давись»). Лучше всего, конечно, распознать расклад заранее и спасовать на заявку мизер - проигрыш составит в сочинке 33 виста. Если не успели спасовать, но догадались позже, закажите девять бубён (то-то они удивятся) и сядьте без одной. Если всё же по инерции или в надежде на чудо заказали девять треф, а Юг пошёл с пик, рискните побить старшим козырем - а ну как упадёт валет (ваш подсад без двух надолго выбьет партнёров из колеи)

В любом случае - не злитесь и не теряйте присутствия духа

Ваши дальнейшие действия будут зависеть от вашего темперамента и вашего отношения к жизни. Я бы постарался не обнаружить того, что я понял, с кем имею дело. Скорее всего, я бы заказал 9 треф, сел бы без двух (побил бы старшим козырем первую пику)— они бы думали, что «лох угадал и защитился от сюркупа». Потом я бы, удвоив бдительность, доиграл эту пулю, а от следующей под каким-нибудь благовидным предлогом отказался. Потом, я, скорее всего, обыграл бы каждого по отдельности

Но вам, возможно, больше понравится другой способ реагирования: вы можете попросить: «Господа! Рассчитайте эту пульку и скажите, сколько я вам должен. Что-то у меня нет желания её доигрывать». А после этого - улыбнуться и забыть

Но если вы по натуре боец, то найдёте несколько «обороток» против разных подобных «шансов»

Сменка №2. Рука «Миссисипи»

Восток получает такую карту: s AKQJ c AKQ d AK h J

Запад на первой руке говорит мизер. У Востока, если только он ничего не заподозрил, нет шансов «уклониться» от девятерной: похоже, не существует мизера, который можно проиграть, когда один из вистующих имеет такую карту, которую собрал Восток. Кроме того, чего бояться? Кажется, что девять взяток есть с руки

Восток перебивает мизер девятерной и покупает бубновую даму и червовую десятку. Две червы отправляются в снос, а Восток задумывается над проблемой: сколько заказать

При чужом ходе в козырном контракте могут подстерегать некоторые опасности. Во-первых, могут убить трефу или бубну (вероятность расклада 5:0 составляет 0,0325). С учётом того, что пять карт в одной из этих мастей должны быть у определённого игрока, а именно у Запада, которому принадлежит первый ход, эту цифру надо поделить на два, а поскольку Восток опасается не за одну, а за две масти, то он умножает эту вероятность на два. «Итак,— рассуждает Восток,— вероятность того, что Запад «скопил» пять карт в бубне или трефе, равна 3,25%. Не так уж риск и велик. Но, с другой стороны, если Запад имеет пятёрку в одной масти, это обстоятельство значительно увеличивает вероятность того, что Юг мог собрать пятёрку в другой. Тогда может получиться «мельница» - один бьёт трефу, другой бубну. При раскладе козырей 2:2 можно отдать четыре взятки, так и не получив хода. Наконец, в-третьих, при раскладе козырей 4:0 (вероятность 0,0867) может произойти непоправимое: первым ходом попадут в козырь и опередят в козырях»

Все эти опасности маловероятны, но если уж «несчастный случай» произойдёт, то, как говорится, мало не покажется. Поэтому Восток заказывает девять пик. Рассчитывая, что уж лучше он подсадит вистующих, чем сядет сам. Полный расклад в этой сдаче такой:

Запад атакует тузом червей, и Восток берёт ровно четыре взятки

Один опытный и мудрый человек, получив такую карту, спохватился, но слишком поздно (он был достаточно опытен и мудр, для того чтобы узнать «руку Миссисипи», но недостаточно мудр, чтобы сказать пас на мизере). Как он рассказывал сам, сомнения закрались ещё до взятия прикупа, но он загадал: если в прикупе будет бубновая дама и червушка - сдача подложная. Когда сомнения исчезли, он задумался над тем, как минимизировать потери, и заказал девять треф, к немалому удивлению и смущению своих «партнёров». Кстати, в таких случаях неопытные исполнители могут, от растерянности, запасовать. В нашем случае девятерная была завистована и Восток сел без одной, проиграв 85 вистов (играли в сочинку втроём) вместо уготованных ему 394 на пиковой девятерной. Кстати, пас на мизере стоил бы ему и того меньше - всего 33 виста, но он посчитал, что «развеивание сомнений» стоит того, чтобы быть оплаченным 50 вистами

Сменка №3

Торговля:

SWE
6sмизер9s
9cмизер без прикупапас
пас

Юг ходит королём червей, отбирая у Запада единственную отдачу. Восток берёт тузом и «включает» Запада семёркой пик. Девять взяток

Грубовато… Но эффективно

Такую «нахальную», очевидную сменку могут «бросить», когда не жалко потерять партнёра, когда и без того ясно, что пулька эта - последняя, а на скандал и отказ платить лох не отважится

Сменка №4

s KJ0987 d KJ97

Сидя на месте Запада на первой руке получаете такую карту и заявляете: пика. Партнёры, недоуменно переглянувшись, пасуют. Покупаете туза и даму пик и заказываете 8s. Бубна, как и следовало ожидать, «закосила в ноль»

Неплохо придумано, правда?

К сожалению, в реальной жизни всё происходило совершенно иначе. Торговля была такой:

SWE
мизер9s
пас мизер без прикупапас
пас

Запад вышел семёркой пик и обнаружил двойной ренонс в этой масти:

Семёрка удержала взятку, но, что ещё более неприятно, Юг не снёс бубнового туза - свою верную взятку. Туз действительно взял взятку, но только на четвёртом круге розыгрыша бубны: Запад вынужден был трижды ходить в бубну сверху, потому что четыре взятки на мизере хоть и много, но всё же лучше, чем семь

Сменка №5

Запад играет мизер. Ход Юга

На этом мизере разыгрывающему ничто уже не поможет: любые меры предосторожности, любые «безопасные» сносы уже не в состоянии уберечь его от «паровоза» на пять взяток. Даже если Запад оставит три трефы, вистующие построят розыгрыш таким образом, чтобы им не пришлось ничего угадывать. Сначала они отберут s A K, снося с руки Востока две старшие трефы. Затем перейдут по черве к Востоку и, добирая черву два раза, снесут две трефы с руки Юга. После этого Восток выходит в семёрку треф, а с руки Юга сносится последняя пика

Сменка №6

На вторую руку приходит такая карта: s J 0 9 8 7, h A 9 8 7

Вопрос заключается в следующем: пойдёт или не пойдёт? Вообще говоря, двухмастный мизер с перехватом имеет положительное матожидание. В колоде есть девять карт, покупка любой из которых делает мизер чистым: четыре червы, три пики и две семёрки. Вероятность купить хотя бы одну из них составляет 66%

Кроме того, можно купить одну из двух восьмёрок, которая, как правило, не ловится. Да и голая девятка будет ловиться не всегда. Если же не повезло ни с прикупом, ни с раскладом, всегда есть возможность перехватить и взять максимум две взятки

На первой руке говорят раз. Сомнения исчезают - мизер. В прикупе туз и король треф. Расклад такой:

Что бы ни снёс злополучный Запад, он получит свои семь взяток. На первые три хода в пику Восток сносит три червы, а на четвёртый, «запускающий» ход Юга семёркой треф - последнюю черву. Раскладов такого типа можно придумать сколько угодно. Часто вместо девятки треф кладут восьмёрку - в расчёте на то, что никто не оставит вторую восьмёрку: действительно, будет весело, если голая восьмёрка не ловится, и вистующие проверят, не застраховался ли мнительный мизерящий от «паровоза». Но девятка - «надёжнее», она не оставляет ни малейшего шанса

Сменка №7

Хитрая «засада» может ждать мизерящего и со своего хода:

Те же самые соображения о положительном матожидании мизера. Вероятность покупки одной «своей» (10 из 22) составляет 71%

После этого ход восьмёркой треф имеет очень большие шансы на успех. Редко кто не идёт на такой мизер. В прикупе король с восьмёркой в «пустую» масть

Ловятся обе восьмёрки:

В какую бы восьмёрку ни пошёл Запад, её возьмут, отберут ещё четыре взятки и отдадут взятку на вторую восьмёрку, а вместе с ней - паровоз на пять взяток. Если разыгрывающий побоится оставлять две восьмёрки и решит сыграть «наверняка» - на две взятки, то он оставит восьмёрку с фигурой и, по логике, пойдёт сверху

В этом случае фигура перебивается, а дальше происходит то же самое

Интересный приём применил против такой сменки великий преферансист Плюто. Он сделал первый ход восьмёркой червей, а на семёрку треф сбросил короля червей и, как свидетельствуют очевидцы, мягко улыбнулся «честной компании». Плюто был знаменит в годы моей юности, и про него ходили легенды. Как видно из этого случая, «сменку» может пропустить и мастер. Но только великий мастер умеет обратить поражение в победу. (Очевидно, Плюто вовремя догадался, что «пропустил» сменку, потому что, если восьмёрка треф не ловится, его противникам было бы не из чего выбирать и они ловили бы короля червей.)

Другая, не менее красивая «оборотка» против этой сменки такова: первый ход - дамой треф. Её перехватывают, добирают четыре взятки и пытаются «включить» семёркой треф, на которую сносится восьмёрка червей (для красоты - король червей)

* * *

С распознаванием сменки связана такая забавная история

Одному человеку приготовили сменку, предполагающую крупный подсад на мизере. «Заряженную» колоду положили на балконе. В нужный момент исполнитель вышел покурить… Короче говоря, на следующей сдаче жертва получает свой мизер, но заявку не делает, перебирает карты и в задумчивости говорит:

—Пожалуй, на мизер не пойду: те были теплее…

Он почувствовал разницу в температуре карт!

Вспоминается и другой случай

Как-то раз, во время работы в Сочи, к компании карточных аферистов прибился совершенно бессмысленный человек. Совершенно невзрачного вида, мелких форм, средних лет, в очках. В принципе, он тоже был мошенник, но ничего при этом не умел. Зато он был очень услужливый, оказывал бесконечные знаки внимания и уважения и постоянно просил дать ему как-нибудь заработать. Подумав, как бы его применить к делу, в конце концов шулера решили, что Виталик будет носить сменки

Он сразу согласился, ну а поскольку он ничего не знал, играть толком не умел, ему написали на бумажке расклады: в первой сменке должны быть такие-то карты, во второй - такие-то и так далее,— всего пять или шесть. Расклады он должен был заготавливать где-нибудь в укромном уголке, а потом приносить колоду к тому моменту, когда сдаёт его напарник

Сам процесс подмены Виталик исполнял великолепно. Картина была примерно следующая: преферансисты играют на лежаке, подходит этот Виталик с полотенцем в руках (полотенцем прикрыта сменка) и начинает приставать, почему они не купаются, расписывает прелести воды и полезность водных процедур. Преферансисты оправдываются, Виталик просит сигарету - у самого дальнего от него игрока, точнее, даже не просит, а просто лезет за ней, становясь коленями на лежак, чуть ли не на запись. При этом полотенце кладёт на карты. Прикуривает и продолжает балагурить. Сдаваясь на многочисленные просьбы дать поиграть спокойно, забирает полотенце и уходит. Колода, оставшаяся на столе-лежаке подменена

По такому сценарию Виталик принёс и запустил пять сменок. Партнёры его напарника-шулера, что называется, выли страшным голосом, потому что такого количества игровых несчастий, да ещё в одной пульке, с ними никогда раньше не случалось. Виталик буквально приносил им несчастье. Приносил в полотенце

В какой-то момент этот Виталик подошёл, уже без всякого полотенца, и просто сказал напарнику на ухо, что расклады кончились. За каждую успешно исполненную сменку он получал по договорённости три рубля и хотел носить ещё и ещё, чтобы заработать побольше. Его напарник задумался. С одной стороны, он не рассчитывал, что все заготовки будут использованы так стремительно. С другой стороны, если шанс проходит и люди не разбегаются с криками «Караул!», то почему бы не продолжать? Лишние деньги не помешают. Но писать Виталику новые расклады при партнёрах было как-то не с руки. И напарник решился: он сказал Виталику на ухо, чтобы он начинал всё сначала, но в других мастях. Однако в следующей сменке уже всё было напутано. Сообразительности Виталика не хватило на то, чтобы поменять пику на черву

Самая выгодная сменка в преферансе

Существует такое понятие - «преферанс», не сама игра, а контракт. Это заказ 10 без козыря, причём таких, которые будут выиграны при любом раскладе, при любом ходе и при любом сносе

Если проанализировать, на какой карте можно заказать такой контракт, то окажется, что существует только одна комбинация: туз, король, дама в четырёх мастях. Действительно, что бы мы ни снесли и как бы ни разложили остальные карты, можно взять все взятки в игре без козыря. Любая другая комбинация не подходит, так как если даже во всех мастях есть туз и король (без дамы), то при сносе туза и короля в одной из мастей мы теряем над ней контроль. Следовательно, в каждой масти должно быть три старших карты. Так как мастей всего четыре, то 12 искомых карт - необходимый минимум для выполнения условия

Зато если этот «преферанс» приходит, счастливчик закрывает пулю себе и всем остальным игрокам. Гору списывает до нуля и пишет на всех по 1000 вистов… т.е. получает призы «во всех номинациях»

В Кодексе преферанса ясно сказано, что это понятие неспортивное и не должно применяться. Действительно, в игре, где фактор везения не должен иметь большого значения, одна-единственная игра не может решать исход всей партии

Вероятность появления такой карты на руках в честной игре так ничтожна, что она практически никогда не приходит. Если же вам всё же доведётся увидеть этот расклад в жизни, можете быть уверены на 99,99%, что кто-то за столом играет нечестно

Защита от сменки

Если сменку удалось распознать по уже сданным картам, то защита от неё в преферансе тривиальна: не делать заказ, на который рассчитывают мошенники, как это сделал преферансист с развитым чувством осязания, либо сделать нелогичный снос, как Плюто, либо заказать не тех козырей, вопреки логике и замыслу жуликов. Но как предохраниться от самого факта сменки?

Знающие люди советуют простой способ

Пометьте пару карт с лицевой стороны (лучше всего две семёрки или семёрку и туза)— поставьте незаметный штрих ручкой, которой ведётся запись, чуть заметную чёрточку. Никакого греха в этом нет: вы не метите карты, чтобы узнать их по рубашке, вы хотите всего лишь идентифицировать определённую семёрку или определённого туза

В случае, если на руки придут искомые карты без ваших пометок, вы легко догадаетесь, в чём дело


Подтасовка и вольт

Складка со стола

Есть значительно более простые (чем сменка) способы создания преимущества в качестве карты на руках

Собирая карты со стола перед сдачей, можно положить пару тузов и пару королей, перемежая их нужным количеством карт (по четыре карты между парами). Самая большая проблема, которую теперь нужно решить, это фальшивая съёмка, т.е. карты после съёма должны остаться в той же последовательности, как приготовлены

Фальшивая съёмка: вольт и коробочка

Чтобы сохранить собранный расклад карт в колоде, нужно исполнить вольт, т.е. после съёма незаметно вернуть колоду в первоначальное состояние. Вольт считается технически сложным для исполнения шулерским приёмом. Довольно много внимания вольту уделяют карточные фокусники. Исполнение этого приёма требует определённого хладнокровия и психологической выдержки: важно в нужный момент «пульнуть отвод», т.е. отвлечь внимание противника

Если шулер играет с напарником, гораздо удобнее, проще и безопаснее вместо сложного вольта исполнять фальшивый съём, когда напарник только делает вид, что снимает. Простейший способ исполнения такого съёма называется "мостик" или "коробочка"

Игрок, дающий подснять, делит подготовленную колоду пополам, одну часть чуть-чуть выгибает и кладёт наверх. Его напарник, хорошо чувствуя на ощупь разницу между частями колоды, снимает верхнюю - выгнутую часть колоды, иными словами возвращает колоду в нужное, первоначальное положение

Можно упомянуть ещё и "широкий лист" в качестве контрольной карты при съёме

Известна также масса способов фальшивой съёмки, построенных просто на ловкости рук. Описать словами не берусь

Чёс

Складкой со стола можно собрать лишь несколько карт. Затруднительно сложить все 10 карт, которые придут после сдачи на одну руку, переложить их пустыми картами, да ещё проделать всё это так, чтобы партнёры не обратили внимания на ваши манипуляции. Поэтому шулер собирает только нужные 10, а должного распределения карт в колоде добивается специальной тасовкой, которая называется "чёс"

Нужные 10 карт кладутся в колоде сверху, шулер делит колоду пополам и начинает «вычёсывать» по одной карте - четыре из середины наверх, шесть вниз, две вниз, четыре из середины наверх, шесть вниз… и т.д. Это счётный алгоритм - так можно сдать себе все 10 нужных карт и две нужные положить в прикуп. Таким способом можно затасовать себе любую игру, в том числе и пресловутый "преферанс"

Безукоризненная техника владения этим приёмом позволяет сдать на вторую руку мизер с плохим прикупом. Чтобы фраеру случайно не повезло с раскладом, подтасовывают мизер типа 5–4 и синглетная дама, а в прикупе - туз и король той же масти

Один преферансист с юмором вышел из ситуации, когда против него применили этот метод тасовки: он сделал изумлённые глаза, приложил руку рупором к уху и сказал: «Слышу чёс!». Таким образом дав понять, что приём этот ему знаком и применять его не стоит

Фальшивая тасовка

Иногда возникают ситуации, когда заклад уже готов (начёсан, собран со стола или подменена колода), но шулеру нужно создать иллюзию тасовки. Есть много приёмов, позволяющих создать такую иллюзию. Они называются фальш-тасовкой

В зависимости от метода тасования различают тасовку в натруску, врезку, фальш-тасовку на столе, трещотку, веер, ласточкин хвост… Описывать их словами - довольно бессмысленное занятие, будет не очень понятно. Поэтому ограничимся только упоминанием о том, что они существуют

А сама идея проста - создаётся иллюзия, что карты тасуются, хотя на самом деле этого не происходит: их порядок в колоде остаётся неизменным. При хорошей технике тасования «одна в одну» можно добиться того же эффекта, не делая ложных движений. Вы можете сами проверить последнее утверждение, разделив колоду в 32 листа пополам, а потом ровно пять раз врезать половинки строго одну в одну - в раскладе ничего не изменится

Пакет

Есть приём, почти безобидный, под названием "пакет"

Это несколько карт (или даже одна, обычно - туз), известных сдающему. В процессе тасования он держит эти карты (карту) сверху или снизу колоды, запоминает их место в колоде после съёма и видит при сдаче, куда они пойдут. Если карты попали противнику, это называется "заслать пакет" - и это даёт некоторое преимущество. Чаще всего такой пакетчик старается положить туза себе или в прикуп


Лишняя карта

Лишняя карта на руках даёт огромное преимущество практически во всех играх, особенно в тех, где нужно собрать комбинацию карт: покер, сека, деберц…

И если в такой игре, как преферанс, «лишак» может не иметь такого большого значения, то, например, в покере, где на руках всего пять карт, получаемое преимущество трудно переоценить

Предчувствую на вашем лице недоумение: о какой лишней карте идёт речь? Ведь при игре в преферанс раздаются все карты! И если у кого-то есть лишняя, то кому-то не хватает! Человек, получивший вместо 10 карт только девять станет нервничать, возмущаться…

Всё правильно!

Поэтому применять этот приём можно только в том случае, если заручиться безгласием хотя бы одного из партнёров. Это может быть либо напарник, либо (гораздо лучше) "болван" при игре в гусарика

При сдаче шулер сдаёт себе 11 карт, а болвану девять. Потом одну ненужную сбрасывает болвану

Представьте, насколько лучше рука у человека, использующего этот приём

Никогда не бывает «плоских» раскладов типа 4:2:2:2 или 3:3:2:2. Часто случаются ренонсы. Больше крупных игр, больше подсадов у противника

Но чаще всего, конечно, играются распасовки. На распасовке лишняя карта, если ей умело пользоваться,— это маленькое чудо! Непередаваемые ощущения! Огромное пространство для манёвра! А какой простор для творческого воображения!

Представьте себе, что вы имеете возможность не просто улучшить свой расклад, но и избавиться от одной карты в любой момент. Зачастую человек не добирает взятку в одной из мастей и сидит - дрожит: угадает противник, куда включать, или не угадает. А вы смело не добираете сразу в двух мастях и отдаёте ход. Пусть угадывает! В какую бы масть ни пошёл противник, вы сбрасываете во взятку карту другой масти, а карту масти хода - к болвану

Лишняя карта на распасовке позволяет сэкономить как минимум две взятки. Главное не перепутать и не забыть ничего, чтобы не получилось, как в анекдоте, что вы снесли бубну на черву, а черву на бубну. То есть, для игрока, умеющего виртуозно исполнять "лишнюю карту", преферанс, а точнее, гусарик,— это самая подходящая игра

Кляуза

Наличие лишней карты на руках даёт возможность учинить кляузу, т.е. несостоятельную придирку, устроить скандал, что называется, на ровном месте. Например, при игре в деберц лишняя карта позволяет оспорить любую сдачу

В безнадёжной ситуации, когда противник играет победную игру или когда собственный байд неизбежен, жулик, имеющий лишнюю карту, незаметно сбрасывает две карты одной масти себе во взятки и продолжает розыгрыш как ни в чём не бывало. Теперь у него на одну карту меньше, чем у противника. На последней взятке это выясняется: у одного карты кончились, а у другого ещё есть одна карта на руках. Как! Почему? В чём дело?!

Начинают считать карты во взятках - так и есть! В сумме 19 карт вместо положенных 18. Противник обвиняется в игре на лишней карте. Наказание за это - байд, т.е. все очки противника и свои пишет себе жулик

Кроме того, что это очень некрасивый способ отъёма, у него есть существенный недостаток: его нельзя применить более одного раза. К тому же внимательный партнёр помнит ход розыгрыша и сразу обнаружит «фальшивую взятку». Тем не менее иногда этот номер проходит

В преферансе этот кляузный номер осложняется ещё и тем, что лишняя карта может появиться только на своей сдаче. Возмущённый партнёр скажет, что сдавал не он. И хотя, по Кодексу, каждый сам обязан следить за количеством карт на руках, неприятный инцидент неизбежен.

Нужно заметить, что это не самый умный способ распорядиться весьма эффективным шулерским приёмом. Ведь если «проходит» лишняя, не стоит «палить» номер по пустякам - точно так же, как при игре с маяком не следует ходить в третьего валета


Доходность шулерских приёмов

Редко кто задумывается над тем, сколько «стоит» конкретно тот или иной шулерский приём. На самом деле, ничего удивительного в стоимости шулерского приёма нет

Например, когда человек говорит: «Знал бы прикуп - жил бы в Сочи», его можно спросить, по какой ставке и в какую пульку он играл бы, после чего несложно вычислить его средний предполагаемый доход, причём достаточно точно

Известно, что знание прикупа в сочинском гусарике приносит знающему в среднем 200 вистов в пульке до 50

Иногда доходность шулерского приёма можно вычислить с точностью «до копейки». Потому что любой шулерский приём призван изменить вероятность выигрыша. А теория вероятностей - наука точная

Вероятность выпадения той или иной карты

Представим, что игра заключается в том, чтобы угадать достоинство верхней карты в колоде. Если это преферансная колода, то вероятность угадать составляет 1/8 (4/32). При справедливой игре отгадывающий должен получать семикратный ответ

Представьте теперь, что игрок похитил из колоды банкомёта двух тузов. И всё время называет какие-то карты, отличные от тузов. Вероятность появления любой карты (не туза) составляет в этих условиях 4/30. Чтобы игра была равной, банкомёт должен платить при угадывании 26 к 4. А он платит 28 к 4, т.е. фактически переплачивает полкуша при каждом угадывании. В серии из 30 испытаний он переплатит 2 доллара при игре по 1 доллару. Таким образом, доходность этой игры можно оценить как 1/15 ставки в пользу игрока

Если та же игра происходит краплёными картами, то игрок угадывает всегда. Доходность игры для него равна ставке. В каждом кону он выигрывает столько, сколько ставит

«Ну, хорошо,— скажете вы.— Доходность шулерских приёмов в простых играх, основанных на вероятностях, оценить достаточно легко. Но как это сделать в преферансе?»

Ответ на этот вопрос дать трудно

Вывод о преимуществе в 200 вистов в пульке до 50 сделан на основе статистических исследований. Если разобраться, что даёт знание прикупа, то можно выделить следующие моменты:

  • жулик не играет «паровозных» мизеров
  • жулик торгуется при благоприятном прикупе и уступает игру при неблагоприятном
  • жулик получает дополнительную информацию на распасовке (о двух отсутствующих картах)
  • Можно отметить и другие аспекты, например знание масти сноса. Но в этом случае мы стали бы говорить уже о доходности такого шулерского приёма, как краплёные карты. А сейчас пока рассматривается вопрос о доходности знания прикупа

    В студенческие годы мы ставили эксперимент: один получал фору в размере 200 вистов, а другому позволялось смотреть прикуп. Играли сочинку—гусарика до 50. Таких пулек было сыграно не счесть. Лично я не мог отдать предпочтения ни одной из сторон и соглашался играть как за тех, так и за других. Думаю, что наша оценка доходности близка к истинной

    Кстати, стоимость многих различных изменений в условиях игры была в своё время вычислена экспериментально

    Какое преимущество дают краплёные карты при в игре деберц? Очевидно, что верхняя граница - 160 очков. Потому что при игре «открытые против закрытых» дают фору 160 очков (в партии до 501). Некоторые считают, что на 150 тоже можно играть открытыми, но точно сказать, какая фора «правильнее», вряд ли кто-то сумеет

    Ещё одно эмпирическое наблюдение (вдруг оно вам пригодится)— игра на открытых картах в сочинского гусарика до 50 компенсируется форой в 1000 вистов. Хотите проверить - попробуйте


    Представьте, что ваш партнёр начал вам что-то «толкать». Ваши действия?

    Одна из возможных реакций - возмутиться и прекратить игру

    Другая - примерно наказать, - желательно тем же оружием

    Если вы распознали приём и знаете его доходность, все карты, как говорится, у вас в руках. Если вы играете сильнее на целую голову и оцениваете свой перевес, по крайней мере, вистов в 400 в пульке до 50, - то можно и потерпеть жульничество: преимущество всё ещё на вашей стороне. Ну а если вы не слишком разборчивы в средствах и считаете, что поведение партнёра развязывает вам руки, то перед вами - огромный простор